» » ЗАКАРПАТСКИЙ И ДОНБАССКИЙ ХАРАКТЕРЫ: «КУМОВСТВО» И «СОВДЕПИЯ»

ЗАКАРПАТСКИЙ И ДОНБАССКИЙ ХАРАКТЕРЫ: «КУМОВСТВО» И «СОВДЕПИЯ»

Статьи 30-03-2010, 14:29
2 250

В Западной Украине «кумовство» не считается чем-то странным, а на востоке у каждого в биографии должна быть своя «заводская проходная».

«ВВ» попытался выяснить, каковы различия в характере украинцев запада и востока страны.

 

Если бы кто-нибудь задался целью сотворить легенду вокруг закарпатского характера, то его старания непременно увенчались бы успехом. Закарпатцы отличные люди – и даже безденежье их совсем не портит. На Донбассе многие верят в то, что кормят всю Украину, а на Закарпатье – в то, что прожили бы и без Украины. Сравнительно стабильная в своих предпочтениях приграничная Луганщина, постоянно находящаяся под патронатом донецких соседей, увы, не играет для политиков определяющей роли. То ли дело – Закарпатье. За этот регион, стоящий на четырех границах, постоянно ведется война. Жителям же эта война, как мать родна.

 

«Ходимо до церкви, шануємо кумів»

 

Среднестатистический закарпатец родится на свет, чтобы засеять огород, посещать церковь и, в конце концов, открыть свое,  пусть и  маленькое, дело - обязательно вместе с братом, шурином, кумом и т.д. Постоянная жизнь в режиме «власть поменялась» научила закарпатцев толерантности, поэтому они почти всегда ответят вам на том языке, на котором вы к ним обратились.

 

- Поскольку Закарпатье находится на пересечении четырех границ и является многонациональным, люди тут очень терпимы к разнообразным влияниям, аж до пассивности, - рассказывает «ВВ» психолог из Ужгорода Наталья Касим.

- Но вместе с тем, каждый закарпатец – это "коробочка с двойным дном". С одной стороны, это приветливый и любезный человек, но когда дело доходит до решения каких-то вопросов - тут уже коренной житель Закарпатья будет отстаивать свои и только свои  интересы. Неудобство ситуации состоит в том, что другим участникам взаимодействия он ничего не скажет, а если скажет - то только небольшую часть. Эволюционно полностью оправданный шаг, поскольку власть может измениться, и тот, кто был партнером, может стать врагом. И еще закарпатцы редко прямо высказывают свою позицию в критических ситуациях из тех же соображений.

 

Если Виктора Януковича называют образцовым носителем донбасского характера, то экс-глава Секретариата Ющенко Виктор Балога – иллюстрация характера закарпатского: всегда раскладывает яйца в разные корзины, поскольку достоверно неизвестно, кто завтра будет у руля.

 

Иногда создается впечатление, что на Закарпатье никогда не верили в кумиров. За исключением отдельных этнических групп, например, русинов. Разыгрывать карту их автономии когда-то было выгодно Венгрии, а теперь России, ну и, конечно же, Виктору Балоге, который прилагает все усилия, дабы остаться удельным князем региона при любой власти.

 

Геннадий Москаль работал в должностях губернатора Закарпатской и Луганской областей. Мы попросили его просвети параллели.

 

- Западная культура опирается на христианские традиции, - рассказывает Геннадий Москаль. -  Донбасс и Закарпатье находились под разными влияниями. Закарпатье долгое время было расколото: часть находилась под Австро-Венгрией, часть под Чехословакией, часть под Румынией. Донбасс же знал только русских.

Ясно, что у них разные герои. Спросите у закарпатца, кто такой Стаханов? Вряд ли ответит что-либо вразумительное! Впрочем, на Закарпатье Степана Бандеру тоже не прославляют. Если на Галичине национально-освободительное движение зародилось как ответ польскому террору, то на Закарпатье режим чехословацкого президента Масарика был доброжелательным по отношению к людям. Ужгородцы даже за собственные средства построили ему памятник. А когда началась агрессия фашистской Германии и ее союзников, 100 тысяч добровольцев из Закарпатья вступили в чешскую армию и пошли воевать с гитлеризмом.

 

Стоит на Закарпатье и памятник в честь прихода венгров в 895 году на территорию современного Закарпатья. Памятник вызывает много споров – его постоянно пытаются осквернить. 

 

Впрочем, на отдельных землях Закарпатья венгры и сейчас чувствуют себя как дома. Над местными райсоветами даже реет венгерский флаг. Проживающие на Закарпатье венгры  свысока смотрят на коренных закарпатцев, до сих пор называя их «быдлом гуцульским». Особняком держатся и русские – в основном военнослужащие, их семьи и потомки, которых отправляла сюда советская власть – приграничный регион, да еще и с запада, должен был быть хорошо укреплен.

 

С каждым годом на Закарпатье увеличивается количество ромов. Ющенковские деньги на рождение детей спровоцировали настоящий беби-бум у местных цыган. Каждый пятый ребенок Закарпатья - представитель «фараонова племени». Нонсенс: в самом цыганском поселении свалка чуть ли не до небес, а ромы работают дворниками, убирают центр города. Целыми днями по Мукачево стучат о брусчатку тачки. Цыгане возят в них лом. Бывают, что и купят у кого, а чаще либо заработают в качестве оплаты за нехитрые услуги, как то спилить дерево или почистить снег, либо просто украдут. При расчете в руках у такого ободранного и грязного собирателя металлов часто можно увидеть толстенные пачки денег. И какая, вы думаете, фамилия у цыганского барона? Правильно – Балога! Александр…

 

И, несмотря на все это, закарпатцы умудряются терпеть всех. Открытых конфликтов на этнической почве тут фактически не было. Здесь открыты русские, венгерские, чешские и словацкие школы. Цыганские дети недавно получили первый букварь: «Страна ромов на Закарпатье». В лихие 90-е здесь только ленивый не промышлял контрабандой, а жить в Закарпатье и не побывать хотя бы в Будапеште – грех.

 

- На Закарпатье меньше денег, чем на Луганщине, - продолжает Москаль. - однако закарпатские села выглядят иначе, чем луганские. Хаты как картинки, везде цветы растут; злоупотребление спиртным  и уровень наркомании явно меньше, заболеваемость туберкулезом тоже. На Закарпатье никогда не было индустриализации, не строились большие фабрики, не было эмиграции с разных уголков страны, не было Голодомора. Закарпатцы ездят и смотрят, как живут в Европе, а луганчане – как в России. И верят, что «НАТО – это гроб из военкомата». Это разные мировоззрения. И за 18 лет независимости Украины разница не исчезла. Каждый развивается в своей среде. Что делать? Ездить друг к другу в гости! Я, когда был губернатором Луганщины, отправлял детей из замерзшего Алчевска на запад. Они рассказывали на пресс-конференции о своих впечатлениях, как их водили в церковь, как отмечали праздники. И такие язвительные статьи появились в газетах!  Зачем вы создаете образ врага? Помню, как Александр Ефремов однажды выдал: «...в автобусе ехали люди со специфической внешностью лиц львовской национальности». Все перед выборами обещают объединить расколотую в 2004-м страну. Но реально этого еще никому не удалось.

 

Но стоит ли упорно продолжать склеивать горшок из разных по форме и размеру черепков в надежде слепить гладкое, без сучка и задоринки гончарное изделие?

 

 

Выходцы из проходных

 

Среднестатистический житель Луганщины рождается на свет, чтобы работать на заводе. Конечно же, государственном и, конечно же, крупном. Он живет по принципу: «гуртом легше і батька бити». Если на Закарпатье обработан и засеян буквально каждый кусочек земли, на Луганщине «гуляют» целые поля. Здесь крестьяне так и не оценили «раскрепощения» (оно же распаевание колхозных земель), осуществленного Леонидом Кучмой. Луганский селянин смотрит на землю с ужасом. Ему ведь надо думать, чем ее обрабатывать и что на ней сажать! Вот если бы барин пришел, да дал каждому сошку та мешок зерна в обмен на надел земли! Посему луганские крестьяне побыстрей стараются стать горожанами, закинув свой запущенный надел. Западенцы же, наоборот, более оседло живут на землях предков, обрабатывают землю и ездят в городские супермаркеты за ситро, крабовыми палочками и прочими суррогатами, почитая их за диковинки.

 

- Наш луганский менталитет сохранился больше советским. – говорит публицист и писатель, член Союза писателей России, гражданин Украины Глеб Бобров (Луганск). - Советскость – это общество людей, где национальность не имеет значения, это общинность. Менталитет той части Украины иной. Сейчас они являются локомотивом украинства. Пожалуй, их можно сравнить с Прибалтикой. У тех и у других двойная обида на Советы. Ведь они пережили две волны репрессий. Первая – в конце 30-x-начале 40-х при присоединении к СССР, вторая – после войны. Тогда боевики украинства пошли в леса. Обида эта осталась до сих пор. И ее автоматически переносят сейчас на Восточную Украину, которая никогда не воевала с Советами.

 

Один гость из Западной Украины, посещавший Луганщину впервые, заметил: землю создал Бог, а Луганск создал Ленин. Он пришел, махнул кепкой - и все зажило, закипело и застроилось. И действительно, порой, кажется, что луганчане будто стесняются своего досоветского периода. Что, мол, смотреть в Луганске, кроме чугунных совдеповских вождей да терриконов. Памятки старинной архитектуры разрушаются, зато вырастают стеклянные небоскребы торговых комплексов и развлекательных центров.

 

Луганск – город, где отстреливают бездомных собак, жалея денег на приют. Ни в одном городе Западной Украины нет такого количества мусора на улицах, здесь никому не придет в голову устроить свалку рядом с детской площадкой. На Закарпатье очень-очень редко встретишь заброшенную могилу, на Луганщине из них можно было бы устроить мегаполис мертвых…

 

 - На Западной Украине общественный строй регулируется традициями, берущими исток в патриархальном обществе, - рассказывает глава областного правления Комитета защиты прав человека Николай Козырев (Луганск). - Тоталитарный режим уничтожает традиции. На Донбассе традиций почти не осталось. Люди без традиций легко поддаются влиянию. Ведь гражданское общество строится именно на основе традиций. Эволюция общества к правовому государству проходит менее конфликтно, а закон воспринимают, как норму поведения. А где традиций нет, там закон не воспринимается. Отсюда и уровень преступности. Советская же традиция была искусственной, со всеми этими красными праздниками и комсомольскими свадьбами. Но ничего не вышло, и тогда коммунисты вернули людям религию.

 

Вернуть-то вернули, но на Луганщине у тебя нет выбора – в какую церковь идти. Один Московский патриархат. Зато есть альтернатива – не идти вообще. На Донбассе соседи вас не осудят за пропущенные проповеди и некрещеного ребенка. На Западной Украине первым после родни младенца видит священник, производящий обряд.

 

- Закарпатцы очень религиозны, но часто религиозность состоит в том, что они регулярно ходят в церковь и обговаривают сельские новости. Вообще-то церковь для среднестатистического гражданина – это место, где можно себя показать и на других посмотреть, - продолжает Наталья Касим.

 

Верующим же луганчанам при Советской власти за веру приходилось бороться, потому многие из прихожан – искренние, другие делают это из-за моды.

 

Луганчане целеустремленны, дисциплинированны, конкретны, дают четкие,  даже нелицеприятные, ответы прямо в глаза. Последовательны во взглядах. В карьерной лестнице стандартного жителя земель терриконов важны ровные и прогнозируемые ступеньки. Самое страшное – это потеря уверенности в завтрашнем дне и нестабильность. А еще – наличие вождя. Царя-батюшки, помещика, фабриканта, секретаря ЦК, председателя колхоза, директора завода - не важно. Каждая ступенька – успех. Главное, чтобы за спиной скрипела шестеренками ее Величество Система. В жизни каждого классического обладателя донбасского характера должна быть" первая проходная", которая выводит в люди. (Проходные, правда, у всех разные).

 

В силах ли любой политик придумать одну национальную идею для нескольких осколков разных империй? Ею могла бы стать общая борьба за объединение, но ее не было. Спасти нас может только взаимный интерес, абсолютно практический, без грамма политики. Перефразируя заезженную фразу, скажем так: если в одной семье люди не хотят кормить друг друга, значит, вскоре их перестанут кормить вообще.

 

ЯНА ОСАДЧАЯ, Ужгород-Луганск, для «ВВ»,
comments powered by Disqus
Материалы по теме: