» » БОЛОНСКИЕ «ХВОСТЫ»

БОЛОНСКИЕ «ХВОСТЫ»

Статьи 13-04-2009, 15:53
1 632

Свое начало эта инициатива получила в итальянском городе Болонья в 1999 году. За это время участниками Болонского процесса стали около 50 государств, готовых реформировать национальную систему высшего образования. В 2005 году о своем намерении присоединиться к «Европе знаний» официально заявила и Украина, подписав Болонскую конвенцию (г.Берген, Норвегия).

О реформах на европейский манер в стране заговорили намного раньше. Эта идея поляризировала педагогическое общество: против романтиков западных реформ вначале остро выступали ряд консервативно настроенных лидеров отечественной высшей школы. В прошлом украинское образовательное пространство было синхронизировано с российским, и изменение русла научных и отчасти административных потоков далось нелегко. Шла напряженная дискуссия, стремительная ломка стереотипов. Министерство образования и науки Украины, которое тогда возглавлял Василий Кремень, в 2004 году приняло решение, и стрелка компаса приоритетов для украинских вузов резко сместилась в сторону Болонского процесса. Ряд вузов заявили о готовности стать экспериментальной площадкой, первыми в Украине и перешли на кредитно-модульную систему. Среди них был и Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко.

За это время в университете реализован новый подход к образованию. Упразднено понятие «сессия», введена система кредитов и модулей как способ  оценки знаний, главной составляющей учебного процесса становится научный поиск. Кроме того, по рекомендации экспертной комиссии Европейской ассоциации университетов, проводивших экспертизу ЛНУ, в вузе изменены приоритеты администрирования, финансирования, усовершенствовано понятие рейтинга, в разы мощнее стало студенческое самоуправление. Сконцентрируемся на том, что ближе к учебному процессу и его результату – качеству знаний, получаемых студентом.

«Переход к модульно-рейтинговой, а потом и кредитно-модульной системе (КМС) обеспечивает новую организацию труда студентов, при которой полученные кредиты показывают не то, как успешно студент ответил на экзамене, а то, насколько систематически и интенсивно он работал во время учебы, – объясняет проректор ЛНУ Дмитрий Ужченко. – Те, кто пришел в вуз, чтобы получить знания, отмечают безусловные плюсы новой системы. Однако в процессе мы все еще сталкиваемся с необходимостью многое дорабатывать».

В Министерстве не единожды за эти годы подчеркивали, что Украина подтверждает свои обязательства относительно координации своих действий в рамках Болонского процесса с целью формирования Европейского пространства высшего образования.

В идеале, Украина должна сделать еще полшага и завершить переход к кредитно-трансфертной, аккумулирующей системе  (ECTS). Именно ECTS обеспечивает академическую мобильность студентов – возможность начинать обучение в одном вузе, а продолжать его в любом другом, на территории страны-участника Болонского процесса без нострификации (признания диплома), и даже на один семестр. Делается это с целью обмена опытом и получения знаний, которые могут быть недоступны в «своем» вузе.  ECTS базируется на использовании одинаковых зачетных единиц (кредитов) и готовности вузов-партнеров к обмену. Украина в 2005-2006 гг. решительно занесла ногу для того, чтобы сделать этот шаг, но так и зависла в неудобной позе. Из всех стран-участников Болонского процесса только мы и Россия не перешли на ECTS.  У нас до сих пор есть понятие «диплом специалиста», которое не соотносится ни  с одним европейским образовательно-квалификационным уровнем.

«Болонский процесс предполагает три ступени высшего образования: бакалаврат (3 или 4 года), магистратура (2 года), докторантура (3 года), – объясняет Дмитрий Ужченко. –  В Украине основанием для поступления в магистратуру является как диплом специалиста, так и бакалавра».

Речь об упразднении «специалиста» идет с самого начала реформирования. Но это требует качественной доработки Закона «О высшем образовании», а также разработки механизма трудоустройства выпускников вуза с дипломом бакалавра. Об этом и многих других недостатках украинской законодательной базы, регулирующей сферу высшего образования, говорили и эксперты ЕАУ, работая над оценкой Луганского национального университета в 2006 году.

«Из-за того, что отечественная высшая школа живет в системе координат, где есть такой уровень, как «специалист», у нас учебные планы отличаются от европейских, они остались почти прежними, – говорит Дмитрий Ужченко. – Четыре года студент учится в бакалаврате, а на пятый курс вынесены дисциплины, которые просто углубляют знания».

Синхронизации программы обучения требуют еще по одной причине. В Европе существует два направления магистратуры – научное и практическое (профессиональное). Студент сам выбирает, где он хочет учиться.  У нас же, чтобы выигрывать конкуренцию на рынке труда, студент идет в магистратуру, где не имеет альтернативы научной работе. Получение диплома специалиста в Украине не обязательно. Но… На пятом курсе в учебную программу входит самая длительная производственная практика. Для будущих учителей, например, – это полгода работы в школе в старших классах. Если выпускник бакалаврата идет сразу в магистратуру, эту практику он не проходит. «Мы провели опрос – всего три процента выпускников бакалаврата идут в магистратуру, чтобы потом продолжать научную карьеру, – рассказывает Ужченко. – Остальные планируют свое профессиональное будущее без научного поиска. Практикам нужен этот семестр «на производстве», поэтому мы сейчас решаем вопрос о пересмотре учебных планов и вынесении этой практики в программу подготовки бакалавра. Однако это не так легко сделать: придется сокращать какие-то лекционные курсы. Остро стоит вопрос о внедрении профильной магистратуры, которая разрубит этот гордиев узел».

Большинство украинских студентов сегодня решают для себя эту проблему, получая оба диплома – и специалиста, и магистра. Но на это, как правило, уходит дополнительный год.

Для упразднения таких коллизий Министерство образования и науки еще в 2007 году утвердило «План действий относительно обеспечения качества высшего образования Украины и его интеграции в европейское и мировое образовательное сообщество на период до 2010 года». Основными актуальными образовательными проблемами, которые должны были решаться по плану действий, являлись обеспечение качества согласно стандартам и нормам европейского пространства высшего образования, упорядочение сети высших учебных заведений, усовершенствование учебного процесса высшего учебного заведения, интеграция науки и высшего образования и др. «Из запланированного сделано очень мало, – говорит Дмитрий Ужченко. – Только в отдельно взятых вузах есть прогресс. Есть желание и требования Болонского процесса, но нет возможностей. Мы ищем их в рамках действующего Закона «О высшем образовании». Но это не так просто». В то время, как Европа выходит на новые горизонты развития, наша система образования внедряет Болонский процесс во многом только декларативно.

«За четыре года отдельные вузы добились высоких результатов, но в целом по стране нет ни правового механизма, ни скоординированного подхода к процедуре реализации, – говорит проректор ЛНУ. – Причин много. Начиная от пассивности отдельных университетов и до колоссальных простоев законотворчества, когда по ряду причин не работала эффективно Верховная Рада. Что касается реализации самой идеи реформирования, то пути назад нет. Потому что входить в европейское пространство необходимо, чтобы могли реализовываться программы обмена, шло повышение качества образования, признание дипломов – все, что было задекларировано в Болонье».

Сегодня более чем ясно – к 2010 году Украина вряд ли успеет подтянуть свои Болонские «хвосты». Разве что снова лишь на декларативном уровне. Теперь уже вопрос не столько в конкретном сроке, сколько в принципиальном стремлении Украины достичь заявленных целей. Иначе отечественная высшая школа рискует «зависнуть» в переходном периоде слишком на долго, теряя качество и конкурентоспособность.

Тягачами в этом вопросе, по-видимому, станут крупные вузы. В следующие несколько лет в Украине резко сократится количество абитуриентов. Это результат демографического кризиса 90-х. Чтобы сохранить нынешний потенциал, украинским университетам-лидерам в любом случае придется все активней выходить на международный рынок образовательных услуг. Так что именно высшие учебные заведения больше всех заинтересованы в скорейшем и успешном завершении реформ в контексте Болонской конвенции.

 

Елена ЛОШАКОВА

,
comments powered by Disqus
Материалы по теме: