» » Приватизация отложена на последний квартал года

Приватизация отложена на последний квартал года

Статьи 23-02-2009, 13:39
1 674
В прошлом году Луганская область заняла второе место в стране по объему вырученной от приватизации суммы. Больше  Луганщины удалось получить от продажи госсобственности только Одессе: она перечислила в бюджет 118 миллионов гривен, наша область – 36,8 миллиона. В то время как Ивано-Франковская область, например, сумела продать всего 682 тысячи гривен.

Одесситы приватизировали часть припортового завода. Что продали у нас и что выставлено на продажу в этом году? Об этом мы спросили у первого заместителя начальника Регионального отделения Фонда госимущества Украины в Луганской области Ирины Хорошевской

– Полученная сумма – это много или мало по сравнению с предыдущими годами, Ирина Борисовна?

– В 2007 году госимущества в Луганской области приватизировано на 17, в 2006 – на 7 миллионов гривен. То есть показатель, несмотря на все трудности, неплохой. Основная часть суммы пришла от продажи цеха по производству полиэтилена на территории ЗАО «Азот». Когда предприятие преобразовывалось в акционерное общество, цех стоял законсервированным, он находился в этом состоянии 11 лет. Прямо посреди ЗАО находился объект государственной собственности. Мы его выставили на продажу и очень удачно продали.

Другой интересный объект – объект незавершенного строительства, Одесский блок шахты «Должанская Капитальная». Разработка новых пластов была приостановлена еще в 1992 году, и Министерство не предполагало развития этого участка. Шахта, которой и так сейчас приходится трудно, должна была поддерживать еще и водоотливный комплекс, чтобы незавершенное строительство не было затоплено. Я считаю, что мы его удачно продали – выручили  порядка 3 миллионов.

– Возникают ли споры между претендентами на покупку предприятий?

– Сложности возникли при продаже полиэтиленового цеха. Одним из претендентов был учредитель ЗАО «Азот» с американской стороны (40 процентов акций, как известно, находятся в собственности государства. – авт.). С «Азотом» цех связан всеми коммуникациями, он стоит в центре предприятия. «Азот» уже вложил много миллионов в проект – там знают, что будут делать с этим цехом, и они реально сделают. У них все для этого есть, и это им выгодно.

А вторым претендентом было ЗАО «Росава». Если бы они получили цех, то подъезд к объекту был бы через чужую территорию – это определенные сложности. Причем бизнес-план, который они предложили, был туманным. Предполагалось, что этот цех переделают под производство биотоплива на основе рапса. Его будут выращивать где-то в Чернобыльской зоне, на брошенных территориях, везти сюда… А получилось так, что они предложили сумму несколько большую, чем учредитель «Азота».

И комиссия должна была выбрать – что предпочесть? Реальный план, беспроблемную работу и возрождение предприятия или чуть большую сумму? Мы – я была председателем конкурсной комиссии – приняли решение все-таки в пользу «Азота». Комиссия была очень представительная – были и представители местного совета, и службы безопасности, и экологи – и решение было единогласным. Тем не менее, оно породило ряд судебных исков, которые до сих пор не завершены.

– Вы отслеживаете, что происходит с приватизированными предприятиями, как они работают?

– У нас есть отдел, который контролирует выполнение условий договоров купли-продажи. Сохранение и создание новых рабочих мест, сохранение профиля, ряд социальных гарантий – это обязательный блок требований при покупке целостного имущественного комплекса. Мы контролируем это. Там, где есть социальная сфера, действует жесточайший контроль. В основном, речь идет о базах отдыха – детские сады мы не продаем, кроме тех садиков, где реально нет детей.

– А как же детские сады Станкостроительного завода им.Ленина, тот же спортзал «Звезда»…

– Судьбу завода им. Ленина не надо путать с приватизацией. Наши функции прекратились с момента принятия решения о санации. В этих случаях и с начала процедуры банкротства вступает в силу совсем другой закон. Назначается арбитражный управляющий, мы теряем право контроля. На заводе им. Ленина шла процедура со многими управляющими, было очень много спорных эпизодов. Но мы к этому не имели отношения.

– Довольны ли вы результатами работы приватизированных предприятий?

– Как у нас государство функционирует, так и предприятия. Есть ряд предприятий, которые на слуху, наверно, у всех в области, они работают. Но если вы о «Лугансктепловозе» сейчас спросите, так это не мы продавали – его продавал центральный аппарат Фонда госимущества.

– Какие планы по приватизации у луганского отделения ФГИ на 2009 год?

– Сейчас мы объявили конкурс на продажу пакетов акций  двух швейных фабрик – Свердловской и Попаснянской. Попаснянский «Элегант» мы уже девять раз выставляли – не хотят покупать. В 90-х годах в эту фабрику огромные государственные средства вложило предприятие «Луглегинвест» – по программе создания рабочих мест в угольных регионах, где закрывались шахты. Но «Элегант» не работает с 2007 года.

– За сколько же фабрику можно купить сейчас?

– Порядка 700–900 тысяч.

– Гривен?

– Гривен. Это огромный цех, многоэтажный, это немецкое оборудование. Станки тогда поставили, а оборотных средств не оказалось, сырье купить было не за что. Работа велась только на давальческом сырье. Прекратились заказы – сразу стала расти задолженность по зарплате.

Новому владельцу нужно будет поставить новые окна – старые рассохлись, – сделать автономное отопление, заплатить в пенсионный фонд, (а пенсионный фонд начисляет штрафные санкции за просрочку, и санкции превышают обычно саму сумму долга), долги по зарплате работникам…

– То есть эти 700-900 тысяч – далеко не все, что придется заплатить покупателю.

– Нужно еще много раз по столько же, чтобы предприятие хотя бы просто смогло начать работать. А потом нужно пополнить оборотные средства, закупить сырье. Поставить технологов, найти заказы, наладить сбыт. Приезжали харьковчане смотреть, донецкая фирма даже ставила своего менеджера на правах замдиректора, мол, мы будем покупать, пусть он вникает в дело. Не взяли.

– Свердловская фабрика в таком же состоянии?

– Нет, она сейчас работает, там очень энергичная директор, она лично общается с заказчиками, и фабрика даже получает небольшую прибыль.

– Что еще можно купить в этом году в нашей области?

– Мы продаем пакет акций «Краснолучуглестроя». Никто не купит – угольная отрасль переживает сейчас не лучшие времена, кто ее будет развивать? Это никак не ходовой объект. Ивановский станкостроительный завод – никто его не купит. Краснолучский машиностроительный завод – там процедура санации тяжело идет, купят или нет – трудно сказать. 50 процентов плюс 1 акция, контрольный пакет – 10 млн 795 тысяч стоит… Не купят. Вот это крупные пакеты акций, которые конкретно сейчас продаются.

Готовим к конкурсу пакет акций ОАО «Северодонецкий приборостроительный завод». Он тоже давно в процедуре санации, и она тоже тяжело идет. К сожалению, у нас далеко не все управляющие стремятся действительно вытянуть предприятие. Вот я вам скажу: у нас на начало года 30 акционерных обществ, в которых есть государственные пакеты акций, находятся на той или иной стадии банкротства. А всего в корпоративном управлении – 45. Две трети – банкроты.

– Иными словами, у вас 2009 год будет трудным.

– Мы готовы работать. Наполнение бюджета? Дайте возможность его наполнять! Но когда одни руководители страны говорят: « Мы будем наполнять стабилизационный фонд за счет приватизации», а другие – «Мы не дадим осуществлять приватизацию, потому что она не ко времени и не будет эффективной»… Когда у нас начнет экономика с политикой совпадать, только тогда, может быть, все наладится в стране.

Но это проблема стратегическая. Есть и другие, которые тормозят работу, может быть, даже больше. Например, отсутствие порядка продажи земельных участков, на которых находятся объекты. А они должны приватизироваться вместе с землей.

В 2007 году прядок продажи появился к середине года, но такой несовершенный, что мы ни одного объекта с землей не продали. В 2008 году новый порядок вышел в мае, но он оказался не лучше. Мы объясняли людям: «Мы не продадим, потому что с землей не получается». Они говорят – продайте без земли! А мы без земли не можем.

2009 год начался с такой же истории. Порядка продажи земельных участков пока нет. Вопрос стоит в плане на четвертый квартал.

– Получается, вся приватизация отодвигается на последние три месяца года?

– Получается, так. Есть малые объекты – встроенные помещения, магазинчики – вот это мы можем продать без земли, но их осталось очень мало, и это копейки… Более–менее серьезный объект – это хотя бы отдельно стоящее здание.

– Хотелось бы все–таки закончить разговор на чем-нибудь оптимистическом, Ирина Борисовна.

– Мы занимаемся не только приватизацией, у нас есть 1177 действующих договоров аренды. Среди них 15 целостных имущественных комплексов: это шахтоучастки, стеклозавод «Пролетарий»,  «Луга-Нова». Это хорошо работающие, прибыльные предприятия. Вот от аренды в прошлом году мы получили 24,4 миллиона в бюджет, на этот год 22 миллиона запланировано. Думаю, мы справимся.

 

Беседовал Александр Белокобыльский

 

,
comments powered by Disqus
Материалы по теме: