» » "Платформа примирения": актуален ли такой формат и какие есть альтернативы?

"Платформа примирения": актуален ли такой формат и какие есть альтернативы?

Тема недели / Общество / Статьи 16-03-2020, 19:17
377

 


Как лидеры мнений украинского общества оценили инициативу советника секретаря СНБО относительно диалога с жителями ОРДЛО?


12 марта советник секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Сергей Сивохо презентовал Национальную платформу примирения и единства. Это событие завершилась потасовкой, задержанием ветеранов АТО и огромным общественным резонансом.


"Рубрика" обратилась к правозащитникам, активистам и лидерам общественного мнения, которые все годы военной агрессии РФ лично работают с жителями временно оккупированных территорий и знают ситуацию не на словах, чтобы узнать, что не так с "Платформой примирения" и какие есть альтернативы диалогу с жителями ОРДЛО. Далее - прямая речь.


"Причиной конфликта является не внутренняя компонента, а внешняя агрессия. И внутренняя компонента является производной от российской агрессии"

 


Олег Саакян, политолог, соучредитель Национальной платформы "Диалог о мире и безопасной реинтеграции":


Это классический случай, когда благими намерениями устлана дорога в ад. Если кто-то начинает работать в сфере миростроительства, он должен четко понимать свою ответственность за этот процесс и 5 раз думать над каждым своим шагом.


Я вижу следующие проблемы с этой платформой.

  1. Кобылу поставили впереди телеги

Говоря о внутренних компонентах конфликта - было полное отмежевание от внешних. Хотя на самом деле внутренняя компонента в любом конфликте всегда существует. Но. Причиной конфликта является не внутренняя компонента, а внешняя агрессия. И внутренняя компонента является производной от российской агрессии. В результате российской агрессии, в этом году в школы пошли дети, которые уже родились во время войны. Уже целое поколение сформировалось, не помня жизни в Украине. И это, конечно, создаст определенные последствия, требующие процесса примирения. Но позже.

  1. Теперь нужно говорить о "диалоге о диалоге"

Это нужно для того, чтобы определить, каким этот диалог сможет быть тогда, когда война закончится. И тогда мы будем разгребать последствия конфликта. Понятно, что сегодня уже к определенным действиям нужно прибегать, чтобы этих последствий было меньше. Но для решения самих проблем нужно остановить войну.

  1. Логическая ловушка, расставленная Россией, маскирует агрессию как внутренний конфликт

Россия все время настаивает, что именно решение внутреннего конфликта является проблемой, которая сегодня вызывает войну. И господин Сивохо со своей платформой этот нарратив фактически продолжает и усиливает. Таким образом, процесс, который должен делать украинское общество более сплоченным перед внешними угрозами, становится предметом раздора. И платформа превращается не в платформу примирения, а в платформу раскола.

  1. Сивохо монополизирует дискурс примирения

Своей позицией Сивохо приводит к монополизации мыслей как жителей Востока, так и всех украинцев, выступающих за мир. Свою позицию он противопоставляет какому-то эфемерному "воинственному меньшинству", к которому причисляет и ветеранов-защитников Украины, переселенцев, занимающих активную гражданскую позицию сопротивления российскому агрессору и тех, кто уехал из ОРДЛО. Таким образом, процесс, который должен быть инклюзивным, уже с самого начала делается эксклюзивным для этих людей, определяя, что они являются деструктивными. И они как будто не хотят мира, а есть часть, которая хочет.

  1. Сама фигура Сивохи.

Когда мы говорим о каких-либо инициативах диалога по крайне чувствительным вопросам, то очень важно, кто ими занимается, насколько этот человек имеет мандат доверия к себе. К большому сожалению, господин Сивохо не был замечен ни в 2014 году, ни после этого с активной гражданской позицией. С другой стороны, он попадал в ряд скандалов со своими заявлениями, которые являются скорее угрожающими, чем стимулирующими для того, чтобы говорить о таких важных темах. Таким образом, мы видим, что и восприятие самой платформы у большинства людей сводится к симпатии или ее отсутствию к самому Сивохе. И, если бы и платформа не имела тех недостатков, о которых мы говорили ранее, то она все равно была бы дискредитирована его фигурой.


"Не важно, из-за злых или добрых намерений мы можем потерять часть территории или государственность в целом"

 


Константин Реуцкий, украинский правозащитник, журналист, директор "Восток SOS":


Все инициативы, которые в той или иной степени придают черты государственности, самостоятельности образованиям на временно оккупированных территориях - фактически легитимизируют российскую вооруженную агрессию, подавая ее не как интервенцию, а как внутренний конфликт. Все это работает против украинской государственности в целом. И я давно уже говорю об опасности этих инициатив.


Из того, что я вижу, Офиса Президента необходимо мирное урегулирование любой ценой. Не могу сказать, весь Офис Президента - это Троянский Конь, или, возможно, они искренне стремятся решить этот конфликт, добиться примирення. Но и в том, и в другом случае это работает против Украины. Потому что не важно, из-за злых или добрых намерений мы можем потерять часть территории или государственность в целом. По моему мнению, этого допустить нельзя. Мы должны объединиться, чтобы не допустить таких сценариев.


Я бы вообще не использовал фразу "диалог с оккупированными территориями". Потому что здесь мы уже немного предоставляем легитимности тем образованиям. Нужно вести диалог с жителями временно оккупированных территорий, которые понимают, что они из-за российской оккупации попали в беду. И, конечно, нужно помогать этим людям всем, чем можем. Я говорю о тех людях, которые идентифицируют себя с Украиной, понимают причины и последствия того, что произошло. Тех же, кто стоит на колобарантских позициях, нет смысла в чем-то активно убеждать.


Говоря о формате диалога, стоит обратить внимание на пример Западной Германии до объединения с Восточной Германией. Это развитие свободной части Украины, особенно, свободной части востока Украины. Это инфраструктурное и экономическое развитие. Чтобы своим примером мы могли показать преимущества нашего образа жизни, преимущества открытости, прозрачности, контролируемости нашей власти. Для того, чтобы они видели это, мы должны упростить процедуры пересечения линий разграничения и на уровне законодательства, и на уровне практики. А также развивать каналы коммуникации: медиа, телевидение, радио, которые будут транслировать проукраинские месседжи на временно оккупированную территорию.


"То, что и как транслирует господин Сивохо, несет контраверсионные взгляды"


 


Мария Золкина, политический аналитик:


Сама идея создания платформы - правильна, но не нова. В Украине уже существовали аналогичные платформы с похожими названиями, которые занимались разработкой предложений для украинской власти. Это был экспертный формат.


К сожалению, то, что и как транслирует господин Сивохо, выглядит алогично и несет контраверсионные взгляды. Это (его заявления - ред.) о том, что в Украине продолжается внутренний конфликт, и о невозможности страны следовать евроатлантическим путем, заигрывание с темой невиновности России... В своих заявлениях он посылает неоднозначные месседжи, которые больше разъединяют, чем «объединяют» общество. Кроме того, господин Сивохо, как бы сейчас от него ни пыталось дистанцироваться СНБО, является представителем действующей власти. И хотя он является внештатным советником, но Сивохо является одним из основных спикеров власти по теме Донбасса, и любое заявление не может считаться частным.


Еще важно понимать, что эта площадка должна быть создана для диалога. Создание такой платформы предполагает, что авторы не должны выходить с четкой политической позицией. Это должно быть площадкой медиации.


В данном же случае эта платформа несет четкие месседжи, которые рассказывают, что проблема не во внешней агрессии, не в обстрелах боевиками, не в опасности украинской государственности, а в «недоверии» и «отсутствии разговора внутри». И это абсолютно не соответствует позиции защиты территориальной целостности Украины. При этом опускаются вопросы, связанные с агрессией России и пропагандируется тезис «всепрощения». Такая политика искажает идею национального диалога.


Стоит понимать, что диалог не является ключом к завершению войны, это вспомогательный, тактический инструмент, на базе которого должна формироваться государственная политика в отношении коммуникации с населением оккупированной территории. Это должно помочь государству создать механизмы упрощения доступа жителям ОРДЛО к любым государственным сервисам. Это должно быть методом косвенного диалога. Для того, чтобы диалог стал прямым, должно быть решение, каким образом возможно вернуть территорию под полную юрисдикцию Украины.


Прямой же диалог, который предлагает Сивохо, по типу врачи - с врачами, учителя - с учителями, бизнесмены - с бизнесменами ... Это не работает. Почему? Потому что такие сообщества в так называемых «ЛДНР» должны 1) не бояться выражать реальную позицию; 2) быть независимыми от сепаратистских органов власти.


А этого на временно оккупированной территории просто нет. Там отсутствуют общественные организации, которые могут свободно выражать свое мнение. Профсоюзное движение так называемых «ЛДНР» возглавляют «депутаты» псевдо-республик, которые транслируют мнению оккупантов. По данным Freedom House с 2016 года на территории ОРДЛО нет ни одной свободной организации, даже гуманитарной.

И в таких условиях прямой диалог невозможен.


"Нужно вести работу с теми, кто нас там поддерживает и давать им месседжи поддержки"


 


Сергей Гармаш, главный редактор «ОстроВ», журналист:


Вчерашний инцидент на презентации - это, фактически, иллюстрация того, к чему может привести работа такой платформы в сегодняшней Украине и на ее оккупированной части. Когда власть не объясняет нам свои действия, или же говорит одно, а делает другое. Когда нам говорят, что переговоры с оккупантами не будут вестись, но они ведутся. Когда нам говорят, что Россия агрессор, а фактически ретранслируют заявления Москвы, что на Донбассе - внутренний конфликт. Понятно, что у общества возникают вопросы. И тот же Сивохо не смог вчера ответить на вопрос, с кем он будет вести диалог, с кем воюет Украина на Донбассе, кто агрессор? На что получил вполне закономерную реакцию.


Причем эта реакция показывает, что может быть, если это платформа начнет работать.


Давайте представим, что проводится прямой эфир с оккупированной территории. Понятно, что туда придут люди, уполномоченные оккупационными властями, произносить те месседжи, которые выгодны оккупантам. И какую это может иметь реакцию внутри украинского общества? Многие начнут говорить: "Да там все не адекватны, зачем мы воюем за такой Донбасс, давайте бросим его". Будет ли это способствовать примирению и единству? Однозначно нет.


Такая платформа должна работать, когда территория будет освобождена от оккупантов. Когда люди получат возможность думать не штампами российской пропаганды, а анализировать информацию, получат возможность свободно говорить. На мой взгляд, как минимум, эта инициатива не ко времени. А по факту, она является реализацией нарратива Москвы о том, что в Украине идет гражданская война.


Форма диалога с населением временно оккупированных территорий, которую можно реализовывать на данном этапе - это создание СМИ с четкой проукраинской позицией, которые будут попадать туда. Сейчас все месседжи, которые Украина туда отправляет, являются негативными. А нужно вести работу с теми, кто нас там поддерживает и давать им месседжи поддержки.


"Если мы говорим о платформе с привлечением государства, то последнее для большей эффективности должно было предлагать конкретные действия"


 


Александра Дворецкая, правозащитница, соучредитель и членкиня правления Благотворительного фонда "Восток-SOS":


Мне кажется, что было осуществлено несколько ошибок в самой этой платформе.


Во-первых, ее инициировала не общественная организация, не какая-то инициатива, а ее лицом стал советник секретаря СНБО Сергей Сивохо. И при этом на презентации она позиционировался как консолидация усилий власти и общественных организаций. Хотя сейчас Данилов говорит, что это частная позиция Сергея Сивохи.


Главной проблемой, на мой взгляд, было высказывание однозначной позиции, которая нивелирует мнение значительного количества людей, которые сейчас борются за суверенитет Украины, продолжают сидеть в окопах. Тех, кто пострадал от этой войны, тех, кто продолжает жить в оккупации. Это не только Донбасс, это и Крым. Это люди, которые пережили плен, родственники и близкие тех, кто пропал без вести. И из-за публичной позиции Сивохи выглядело так, что все люди, которые переживают эту боль и обиду, являются противниками мира. Хотя это не так.


В этой платформе главным минусом является не наличие желания говорить о примирении кого с кем, а именно то, что эту позицию пытались показать как консолидированную позицию общественности и власти.


Хуже всего, что произошло после презентации, это то, что сейчас все обсуждения сводятся к тому, можно было толкать Сергея Сивохо или нет. Хотя на самом деле это вопрос к правоохранительным органам и их способности обеспечивать безопасность. А к работе этой Национальной платформы это не имеет никакого отношения.


Если мы говорим о платформе с привлечением государства, то последнее для большей эффективности должно была предлагать конкретные действия. Упрощение порядка получения документов жителями ОРДЛО, особенно, что касается детей, достигших 14-летнего возраста. Это упрощенное поступление в вузы, это улучшение условий пересечения КПВВ, чтобы горизонтальные связи между людьми продолжали сохраняться. Это восстановление пенсионных выплат, документирование нарушений прав человека на территории ОРДЛО. Важно, чтобы каждый человек, который чувствует, что его права нарушены, имел возможность дать такие показания.


Необходимо сформулировать политику исторической памяти. Например, недавно мы встречались с руководителем Института национальной памяти Антоном Дробовичем. У нас появилась общая идея по расширению работы Украинского Института национальной памяти к документированию и сохранению памяти уже о современной войне. И мне кажется, что это - то, к чему государство должно присоединиться.


"Пока работает пыточной" Изоляция ", примирение с той стороной является абсурдом"


 


Денис Казанский, украинский журналист, блогер, главный редактор "Восточный вариант":


Нужно четко формулировать свои задачи. Когда Сивохо говорит, что необходимо работать ради примирения, то надо объяснять, с кем это примирение. Если представители власти говорят об определенном недоразумении внутри украинского общества и том, что от него надо избавляться - это одно дело. Но тогда надо так и формулировать свое мнение, подчеркивая наличие российской агрессии.


Если это примирение с агрессором, то это уже другой разговор. Если мы говорим о таком "примирении", то, для начала, агрессор должен уйти с нашей территории. Я не говорю, что мы вообще никогда не примиримся со страной-агрессором, некогда и Германия была страной-агрессором. Но перед тем, как "мириться", Германии пришлось пройти определенные процедуры. Как написал Станислав Асеев, абсурдно примиряться, когда Освенцим работает. Пока работает пыточная "Изоляция", примирение с той стороной является абсурдом.


Замечу, что проукраинские граждане, которые находятся в ОРДЛО, прекрасно понимают, что происходит, и им не нужно это объяснять. Есть граждане как там, так на свободной территории Украины, сочувствующие России, являющиеся украинофобами. И с этими людьми нужно вести диалог. Но точно не так, как это сейчас делает Сивохо и его платформа. То, что они делают и говорят - это симулятор. Когда мы говорим о примирении и полностью выносим за скобки фактор российской агрессии и российского военного присутствия на территории Украины, то мы никогда не сможем решить проблему. Это будет только фактором раздражения. Особенно для тех, кто потерял своих близких на этой войне. Риторика Сивохо не только не приводит к примирению, она наоборот достигает абсолютно обратного эффекта.


Александра Ярлыкова, "Рубрика"

,
comments powered by Disqus
Материалы по теме: