» » Шахтные воды, радиация, химикаты. Что происходит с экологией на Донбассе

Шахтные воды, радиация, химикаты. Что происходит с экологией на Донбассе

Тема недели / Происшествия / Статьи 4-11-2019, 15:05
2 411

 

Территории Донецкой и Луганской областей является концентрацией потенциально опасных объектов. Шахты, химическое производство, промышленные объекты, свалки…


Для понимания. По всей Украине насчитывается 464 хвостохранилища (специальные сооружения, предназначенные для складирования или захоронения радиоактивных, токсичных и других веществ после промышленного процесса, — Ред.), в которых хранятся 6 млрд тонн отходов, из них — 199 расположены в Донбассе. И многие из них построены возле водоемов.


На востоке Украины уже шестой год идет война, и боевые действия превратили «стандартные» промышленные и экологические риски в катастрофические. Если снаряд попадет в потенциально опасный объект, последствия ощутит не только регион, но и вся Украина и соседние государства, в том числе и агрессор.



ГЛАВНЫЕ РИСКИ


Риск попадания снарядов в потенциально опасные объекты (например, это Авдеевский коксохимический завод, «Инкор и Ко» = Дзержинский фенольный завод).


Заминирована территория, которая затрудняет передвижение и увеличивает время реагирования.


Отсутствие безопасного доступа к объектам. Из-за их расположения в серой зоне велика вероятность обстрелов. Это затрудняет проведение ремонтных работ в случае аварийной ситуации.


 


МАСШТАБ УГРОЗ


Главные угрозы на Донбассе — химические и промышленные.


Последствиями нарушенных технологических или производственных условий, сбоя инфраструктуры или человеческой деятельности, могут стать:

  • токсичные выбросы
  • взрывы
  • пожары и химические разливы в воздухе, воде и на суше
  • обвалы

Это приведет к травмам, человеческим жертвам, разрушениям и потери биоразнообразия.


Опасные объекты, как правило, находятся в густо застроенных городских районах, что увеличивает влияние возможной катастрофы.


 


Сейчас больше 900 тысяч человек живут в 1 км от техногенно-опасных объектов. Большинство из них живут возле Донецка, Макеевки, Горловки и Торецка, которые находятся на линии соприкосновения.


При этом любой опасный объект также повлияет и на негородскую среду. Кустарники, сельскохозяйственные территории, леса и постоянные водоемы окажутся в зоне поражения.


ПРОБЛЕМЫ ПРИФРОНТОВОГО ДОНБАССА УЖЕ СЕЙЧАС


Сейчас все чаще катастрофы имеют «каскадные последствия»: косвенное влияние загрязнения воды или воздуха, которое может существенно повлиять на городские и экономические системы.


Ярким пример является Бахмутский аграрный союз. По данным DEIS, «каскадными последствиями» стали 9 сообщений о неисправностях, включая нарушения газоснабжения, электроэнергии и инфраструктуры.

 

Те же проблемы касаются шахт Золотого. Как сами шахты, так и остатки добычи руды приводят к загрязнению воздуха и воды, что ставит под угрозу жизнь и благосостояние населения. Шахтные системы сильно взаимосвязаны, и риск сброса грязных шахтных вод в водоемы также будет иметь значительные негативные последствия.


Шахты даже в невоенной ситуации очень влияют на окружающую среду. Это:

  • изъятие из землепользования и нарушение земной поверхности
  • загрязнения воздушного бассейна твердыми и газообразными веществами в процессе добычи, обогащения и переработки угля
  • загрязнение и нарушения гидрологического режима подземных и поверхностных вод
  • шумовое загрязнение и вибрация грунтов
  • загрязнение земной поверхности отходами добычи и обогащения угля

Например, сброс шахтных вод загрязняет природную среду взвешенными веществами, влияет на минерализацию и распространяет тяжелые металлы. Через котельные, вентиляционные стволы, породные отвалы и склады угля в атмосферу попадают пыль, газ, сернистый ангидрид, оксид углерода, оксиды азота и др.


Кроме того, породные отвалы загрязняют поверхность поверхностно-активными частичками и насыщенными вредными веществами, из-за чего уменьшается плодородие земли в зоне воздействия.


А боевые действия в регионе значительно ухудшили ситуацию. Так в шахтах ГП «Первомайскуголь» (Золотое) быстро накапливаются грунтовые воды. При нормальных условиях их откачивают, очищают и сбрасывают в реку. Однако, в связи с ситуацией на шахте «Золотое» количество прибывающей воды, значительно увеличилось. Мощностей для откачки и очистки не хватает. В результате неочищенные воды могут попадать в поверхностные.


 


Более того. Из-за подтопления метан не откачивается вверх и скапливается в полостях. Это повышает вероятность взрывов.


В конкретном случае ГП «Первомайскуголь» опасность заключается еще и в энергоснабжении. Есть вероятность, что оно может исчезнуть в результате обстрела. Если это произойдет, насосы перестанут откачивать шахтные воды и начнется поочередное затопление шахт.


Фенольный завод Инкор расположен очень близко к линии соприкосновения. Там есть 3 хвостохранилища, одно из которых уже не используется. Они располагаются на вышине у бассейна Северского Донца. Рядом заминирована территория, дамба слишком узкая. Техническому персоналу добраться до объекта быстро почти невозможно. Если случится катастрофа, то загрязнение водным и воздушным путем затронет весь регион.


СИТУАЦИЯ НА ОККУПИРОВАННЫХ ТЕРРИТОРИЯХ


ШАХТНЫЕ ВОДЫ. Если что-то случится в оккупированном Донецке, то заражение водных объектов дойдет до Мариуполя. Анализ водного бассейна позволяет планировщику лучше понять географию мониторинга проектирования воды и систем раннего предупреждения.

Яркий пример — это связь между шахтами.


С начала войны, часть шахт оказалась на оккупированной территории, где прекратили откачку воды. На сегодня полностью или частично уже затоплены 36 шахт. Сроки прекращения откачки на неподконтрольных украинскому правительству территориях:

  • на шахте «Родина» — с сентября 2014,
  • на шахте «Первомайская» — с сентября 2015 году,
  • на шахте «Голубовская» — с октября 2016.

 

Все эти шахты имеют гидравлическую связь с действующей шахтой «Золотое», что находится на подконтрольной Украине территории. Шахта «Золотое», в свою очередь, соединенная с шахтами «Горная» и «Карбонит». То есть, в случае затопления, эти шахты также будут поочередно затапливаться.


В случае выхода ситуации из-под контроля произойдет:

  • подтопление и заболачивание участков в промышленной и гражданской застройке примерно на 40 га;
  • высокоминерализованные шахтные воды попадут в реки Камышеваха, Беленькая, Лугань и далее в Северский Донец;
  • сдвиг, проседание и оползни горных пород, приведут к проседанию земельной поверхности (12000 га)
  • вытесненный на поверхность водой метан приведет к взрывам;


РАДИАЦИЯ. Шахта «Юнком» в оккупированном Енакиево Донецкой области в 1979 году была местом первого подземного ядерного взрыва. С 2002 года она закрыта, и чтобы не допустить утечки веществ, оставшихся после эксперимента, к 2014 году там стабильно выкачивали подземные воды, что стоило Украине миллиона долларов.


Теперь группировка «ДНР» решила провести затопление шахты. Есть риск выброса цезия и стронция в шахтные воды. Оттуда — в грунтовые, а затем — в реки Северский Донец, Кальмиус, а также Азовское море.


 

Химкобинат «Стирол» в оккупированной Горловке


ХИМИКАТЫ. Химкобинат «Стирол» в оккупированной Горловке выпускал 4% мировой доли азотных удобрений до начала войны. Сегодня он остановлен, а внутри законсервировано до 80 тонн аммиака. Они хранятся в ненадлежащих условиях рядом с жилым сектором.


К тому же, завод находится в городе, где часто происходят обстрелы. И в случае попадания снаряда, пострадает все население Горловки.


Сложность заключается в том, что Украина, в том числе и ГСЧС, не имеет полной информации о техногенной и экологической ситуации на оккупированной территории. По своему желанию ГСЧС не могут пока присоединиться к решению тех или иных проблем на территории, к которой нет свободного доступа.


Однако в ГСЧС Украины убеждают: если произойдет катастрофа и будет доступ и возможность оказать помощь оккупированным территориям, то украинские спасатели сразу это сделают.


 

Время прибытия украинских спасателей к населенным пунктам в зоне 5 км от линии разграничения в Луганской области


Как узнать о чрезвычайной ситуации, если уж она случится? В ГСЧС объяснили, что на сегодняшний день у службы есть лаборатории, которые проводят мониторинг общего состояния в регионе.


Кроме того, работает Госпотребслужба, которая имеет свои лаборатории. И еще есть местное население, которое сообщит в соответствующие службы, что что-то пошло не так. Например, гибнет скот или началось массовое отравление.


ВЫВОДЫ


1) Конфликт на востоке Украины значительно увеличил опасность и облучение населения, активов и окружающей среды вокруг потенциально опасных объектов


2) Экологические катастрофы не имеют границ, а препятствия для безопасности и свободы передвижения как для мониторинга рисков, так и для стихийных бедствий, имеют существенные последствия для возможностей местных общин для управления этими рисками


3) Риск стихийных бедствий — это не только ответственность за чрезвычайные ситуации, это еще и вопрос, касающийся многих заинтересованных сторон


4) Важно инвестировать в лучшее понимание рисков и укрепление способности общин реагировать на катастрофы


Александра Ярлыкова, "Рубрика"

,
comments powered by Disqus
Материалы по теме: