» » Дмитрий Лубинец: Моя задача не дать снять вопрос Крыма и Севастополя с повестки дня

Дмитрий Лубинец: Моя задача не дать снять вопрос Крыма и Севастополя с повестки дня

Тема недели / Статьи 3-09-2019, 14:43
1 155

В новом парламенте сформирован комитет по реинтеграции и деоккупации временно оккупированных территорий Донбасса и Крыма, который возглавил депутат-мажоритарщик из Донецкой области Дмитрий Лубинец. О том, какие задачи стоят перед членами комитета и какие проблемы депутаты собираются решать в первую очередь, глава комитета рассказал в эксклюзивном интервью «Восточному варианту»


   


Расскажите, какие задачи стоят перед комитетом, который вы теперь возглявляете? Над чем планируется работать в первую очередь? 


Работа народного депутата состоит не в только в том, чтобы заниматься законотворчеством. Вторая важная функция - это контроль. Когда мы в название комитета по правам человека добавляли формулировку «по интеграции и деоккупации Донбасса, Крыма и Севастополя», мы хотели подчеркнуть, что основное наше внимание будет направлено на то, что происходит на этих территориях. Как на оккупированной стороне, так и на подконтрольной. Комитет будет контролировать и исправлять по мере необходимости работу органов, которые там осуществляют свою деятельность. Это и правоохранители, и местные государственные администрации. В том числе и военно-гражданские администрации. Многие вопросы, с которыми они сегодня сталкиваются, они могут через коммуникацию с нашим комитетом решать гораздо быстрее, чем это было до сих пор.


И все же, в первую очередь, депутаты - это законодатели. У вас уже есть понимание, какие законы необходимо вырабатывать и принимать в первую очередь?  


Конечно, нашему комитету придется поработать над изменением законодательства. Очень много законов принял предыдущий созыв Верховной Рады, но они не заработали в силу разных причин. Где-то неправильно выписаны нормы, где-то госорганы не понимают, как их применять, где-то их попросту целенаправленно саботировал Кабмин. И таких примеров масса. К примеру, мы создали министерство по делам ветеранов, сделали отдельный комитет, но при этом он фактически не заработал. Потому что в министерстве было только 6 человек. А как можно нормально работать при таких условиях?  


Другой пример - проблема студентов, которые сегодня учатся на неподконтрольных территориях. Например те, кто учился и получал дипломы в оккупированном Крыму, могут приехать в Украину и пройти сертификацию диплома. А по Донецкой и Луганской области этот механизм не работает. И ни одно министерство не смогло в этом помочь. Понятно, что у этих детей фактически недействительные документы об образовании. Но выходит, что мы фактически отрезаем им возможность переехать на подконтрольную территорию, чтобы продолжить здесь работать и учиться! Сами же блокируем приток молодых специалистов, вместо того, чтобы за них бороться. 


Возможно, для того, чтобы как-то облегчить детям и студентам перевод в украинские образовательные учреждения из ОРДЛО, нам нужно пообщаться с руководителями ВУЗов с той стороны. Мы готовы к этому, если они пойдут на такой диалог.


А что можно сделать в сложившейся ситуации? Ведь с точки зрения закона, все эти аттестаты ДНР и ЛНР - просто бумажки. Такие можно и на принтере напечатать. 


Наша позиция такова, что если ребенок закончил в ОРДЛО какой-то ВУЗ, пусть даже нелегальный, получил там некую справку, то он должен быть допущен к экзаменам тут, на подконтрольной территории, где будет протестирован его уровень знаний. Мы будем понимать, учился ли он вообще и что он знает. А после этого можем брать его на учебу в украинские ВУЗы и выдавать ему какой-то украинский диплом. Почему нам это важно? Потому что ребенок, который готов проходить такую процедуру, останется у нас. Он не вернется на ту территорию, он хочет вырваться из серой зоны, где его лишили нормального будущего и перспектив. 


Самая главная моя задача во главе этого комитета - показать, что мы воюем не за территорию, а за людей. Нужно создать предпосылки, чтобы люди хотели в Украину, стремились сюда. Как только критическая масса людей на той стороне поймет, что им нужно вернуться в Украину, они будут создавать предпосылки для этого возвращения. Безусловно, все оттуда не уедут. Но если там начнут доминировать такие настроения, России будет все сложнее удерживать эту территорию.


Людям на той территории уже пять лет крепко промывают мозги. И этому мы можем противопоставить только конкретные шаги, направленные на облегчение переезда и устройства людей в Украине. Мы должны показывать, что для нас важны все граждане, что мы всех ждем.


Кстати, о промывке мозгов. Теле и радиосигнал с той территории прекрасно вещает и на подконтрольные районы. С этим пытались бороться пять лет, но успехов что-то не видно. Будете ли вы как-то контролировать эту ситуацию и пытаться ее переломить?


Да, эта проблема стоит очень остро. Хочется задать вопрос РНБО и представителям нового Кабмина, когда мы наконец остановим трансляцию российских телеканалов, которые абсолютно спокойно вещают на украинской территории Донецкой и Луганской областей? В моей родной Волновахе если включить радио, то из 10 радиостанций 8 будут российскими с идеальным сигналом. А 2 будут украиноязычные, с помехами. Это никуда не годится!  


То есть, министерство информационной политики за 5 лет так ничего и не смогло сделать? Ведь они устанавливали вышки и т.д.


Я не хочу никого критиковать, я сужу только по конкретному результату. А результат таков, что за 5 лет в Волновахском районе, который я представляю, как мажоритарщик, в этом направлении не было сделано ничего. Ноль. 


У новой власти есть вотум доверия, сформирован новый Кабмин, назначен новый глава РНБО. Пожалуйста, исправляйте эти ошибки. Сколько на это нужно времени? Мы со своей стороны как народные депутаты составим перечень тех проблем, которые необходимо быстро решить. Дадим срок на их выполнение. И будем контролировать этот вопрос. 


Пусть министр обоснует необходимые расходы, а мы поможем ему их защитить и принять в будущем бюджете на 2020 год. Если все будет сделано правильно, то результат мы сможем увидеть уже через полгода. За это время российский сигнал на украинской территории пропадет. 


Какие законы необходимо сейчас принимать в первую очередь, и возможно ли вообще таким путем ускорить реинтеграцию оккупированных территорий?


У нас есть порядка 10 законопроектов, которые уже были проголосованы в первом чтении, и которые мы теперь будем готовить ко второму чтению. В остальном будем принимать решения через прямое общение с людьми. Важно, чтобы законы действительно отвечали потребностям населения и были выполнимы. Мы ведь уже приняли ранее закон про реинтеграцию Донбасса. Но я, как житель Волновахи, не почувствовал никаких изменений. И мои избиратели не почувствовали.


Например, дети, которые заканчивают 11 класс, имеют возможность подать электронную заявку на ЗНО в Украине. Это сделано решеним Министерства образования. Но в законе этого нигде нет. И если какой-то ребенок столкнется с тем, что его права будут нарушаться при поступлении на основе такого документа, то фактически он не сможет эти права отстоять. Для этого нам и нужно регулировать подобные вещи законодательно. 


А что касается проблем подконтрольных частей Донецкой и Луганской областей? Помимо российского вещания там есть множество других вопросов, которые нужно решать. В первую очередь - это вопросы экономики.


В ближайшее время мы планируем провести одно из выездных заседаний нашего комитета в Донецкой или Луганской области. Чтобы понять, что тревожит людей, необходимо к ним приехать и с ними поговорить. Абсурдно обсуждать проблемы Донбасса, находясь лишь здесь, в Киеве. Депутатам надо поговорить с местными жителями, которые живут в зоне обстрелов, посетить КПВВ, чтобы не узнавать о проблемах из новостей, от журналистов. А то некоторые депутаты из нашего комитета даже ни разу не были на Донбассе. 


Министерство временно оккупированных территорий сложно было назвать эффективным. Нареканий на его работу было множество. Сейчас формат его работы меняется. Как планирует комитет сотрудничать с этим министерством? Вы знаете нового министра? Считаете, что он может работать лучше предыдущего? 


С новым министром я уже познакомился. Впечатление она произвела очень позитивное. Сегодня я написал ей письмо и пригласил на первое заседание нашего комитета. Думаю, нам удасться построить максимально плодотворную работу. И это касается не только профильного министерства, но и Донецкой и Луганской ВЦА. 


А может ли МинТОТ вообще работать эффективно с его текущим уровнем финансирования? В этом году его бюджет составил 240 млн грн. К примеру, в крошечной Грузии, где живет около 3,5 млн человек, бюджет их министерства по делам беженцев составляет порядка 36 млн долларов. Это в три раза больше, чем в 40-миллионной Украине!


Безусловно, бюджет министерства увеличивать необходимо, но под конкретные цели и проекты. Вы абсолютно правы, маленькая Грузия умудрилась построить целые поселки для людей, которые покинули оккупированные территории. Украина не смогла за 5 лет сделать и половину того, что удалось грузинам. У нас считалось, что надо давать одному переселенцу 400 грн в месяц. А по факту это ничто! Какую проблему мы решили таким образом? Конечно же, стоило аккумулировать эти деньги, чтобы оказать реальную помощь людям. Пускай не всем, но мы могли бы за это время уже обеспечить жильем тысячи семей. Многие говорили, получая эти несчастные 400 грн: «лучше бы вы нам вообще ничего не давали!». Нужно было поступать, как в Грузии, нужно было строить эти поселки, делать все, чтобы люди не уехали! А у нас лишь смогли построить за международные гранты модульные городки - временное жилье, вагончики. 


Из-за этого мы за последние пять лет потеряли очень много людей. Потеряли рабочие руки, тех переселенцев, которые либо вернулись в ОРДЛО, либо выехали на заработки в ЕС, поскольку не имели жилья в Украине. Причем, если бы мы начали строить поселки, как в Грузии, то дали бы дополнительные стимулы нашей экономике. Создали бы новые рабочие места, загрузили бы заказами украинские предприятия, которые занимаются производством стройматериалов. Один строитель создает сразу несколько рабочих мест в смежных областях, поскольку нужны и производители стройматериалов, и водители, и проектировщики. Вся страна бы только выиграла от этого. 


Все эти вопросы мы теперь будем поднимать и разбирать на профильном комитете. И я хочу, чтобы министерство чувствовало поддержку депутатов и понимало, что все позитивные инициативы будут поддержаны. 

 

В комитете есть разные люди, в том числе одиозные пророссийские политики, которые могут использовать комитет, как площадку для самопиара и намеренно блокировать его работу. Вы осознаете такие риски? 


Я понимаю, что присутствие таких людей в комитете делает его очень политизированным. Но мы не дадим превратить комитет в площадку какой-то одной политической силы. Есть регламент, есть нормы и процедуры, перед которыми все равны, и которые все вынуждены будут соблюдать. 


Какова ваша позиция по самым спорным и скандальным вопросам, которые сегодня пытаются протолкнуть пророссийские силы? Особый статус Донбасса, амнистия боевикам, прямые переговоры с так называемыми лидерами ДНР и ЛНР?


По всем вопросам и предложениям, которые будут озвучены, мы будем работать строго по процедуре. Обсуждать, ставить на голосование и т.д. Но лично моя позиция состоит в том, что во главу угла нужно ставить национальные интересы Украины. Что бы мы не рассматривали - это основное условие. Решить проблему мира и реинтеграции можно только путем переговоров. При этом вести их нужно с теми, кто принимает решения и может повлиять на ситуацию. Я уверен, что будут заявления о том, что нам необходимо напрямую общаться с руководителями этих так называемых «республик». У меня только один вопрос: зачем? Они принимают самостоятельные решения? Нет. Они способны самостоятельно санкционировать обмен заложниками? Нет. Они являются реально избранными руководителями этих территорий? Нет. Это понимает весь мир. 


Очевидно, что все решения принимаются только в России. И это означает, что разговаривать для нас имеет смысл только с представителями Российской Федерации. 


А какие планы у комитета касательно Крыма? 


Моя задача, как главы комитета, не дать снять вопрос Крыма и Севастополя с повестки дня. Я прекрасно понимаю, что найдутся такие люди, которые будут убеждать нас, что надо заниматься Донбассом и только Донбассом, надо разъединить проблему востока Украины и Крыма. Но я принципиально настаивал, чтобы Крым и Севастополь были включены в само название нашего комитета, чтобы мы не могли избежать работы по этому направлению. 


В крымском вопросе инициатива будет прежде всего на стороне представителей крымско-татарского народа. В комитете их трое. Это Ахтем Чейгоз, Рустем Умеров и легендарный лидер крымских татар Мустафа Джемилев. Думаю, их профессионализм и мотивация ни у кого не вызывают сомнений.


Беседовал Денис Казанский


,
comments powered by Disqus
Материалы по теме: