» » Люди из подвалов «МГБ»: как работает сопротивление оккупации Донбасса

Люди из подвалов «МГБ»: как работает сопротивление оккупации Донбасса

Тема недели / Статьи 2-08-2019, 15:56
1 874

«Just do it!» Работа художника Сергея Захарова на улице в оккупированном Донецке. 2014 год

 

5 лет тому началось сопротивление российской оккупации Донбасса. Оно поднялось не с прихода украинской армии или работы спецслужб, а с воли и духа местных жителей, которые решили бороться за украинский Донбасс.

На примере трех таких патриотов – журналиста Виктора Литвинова, ученого Игоря Козловского и художника Сергея Захарова – «Восточный вариант» проследил, как развернулась и к чему привела борьба за Украину людей в оккупации на Востоке: тогда и сейчас.

Андрей Снежко, «Восточный вариант»

 

Период с марта по август 2014 года стал переломным для многих жителей Донецка и Луганска, которые не видели для себя иного будущего, как с Украиной, а вместе с тем, решили не покидать родной Донбасс – даже, несмотря на оккупантов, безденежье, подвалы «МГБ», пытки, угрозу смерти.

 

Когда вся страна переживала кризис постмайданного безвластия и бездействия, эти люди решили не сидеть, сложа руки, а начинать самостоятельную борьбу против российских оккупантов на украинском Донбассе. Они избрали путь лишений, утрат и мучений, но, возможно, – единственно правильный в то время путь. Куда он их привел?

«Цель – показать, что Донецк был украинским всегда»

Виктор Литвинов в 2014 году работал журналистом и был общественным активистом. В начале «русской весны» в составе проукраинского «Комитета патриотических сил Донбасса» стал участником и соорганизатором ряда митингов: «За единую Украину» 4, 5 и 13 марта 2014 года, молитвенного марафона «За мир и Украину». 5 марта на главной площади Донецка, вместе с ультрас ФК «Шахтер», они собрали более 10 000 патриотов, чтобы показать, что Донецк – это Украина.


Виктор Литвинов

  

– В марте 2014 года, когда мы шли по улице Шевченко, то видели там десятки припаркованных автобусов с ростовскими номерами. Были заполнены все парковки и соседние улицы. Флаг Украины возле Донецкой обладминистрации снимал не украинец, а россиянин, и особенно этим гордился. Но было много патриотов своего города и страны, которые выходили против этого, в т.ч. люди из горсовета, члены Партии регионов, – вспоминает Виктор Литвинов.

 

 

Сейчас он – руководитель сектора информационной реинтеграции Крыма и Донбасса в Мининформполитики. Он занимается созданием и продвижением разной информационной продукции, которая б рассказывала миру правду об Украине и Донбассе. Недавно содействовал организации медиа-марафона посвященного сопротивлению на Востоке.

 

– Наша цель – показать, что Донецк всегда был украинским. И в Донецке даже сейчас есть очень-очень много людей, которые ждут возвращения в Украину, которые своими действиями и своей жизнью всячески помогают Украине, – подчеркнул он.

 

Вспоминая прошлое, Виктор Литвинов мало о чем сожалеет. Называет себе «везунчиком», потому что после событий 2014 года смог сохранить почти всех своих друзей, а для себя приобрел – достоинство и гордость.

Сопротивление оккупации превратилось в «подземную реку»

Ученый-религиовед с мировым именем, автор множества книг и научных статей Игорь Козловский пять лет назад был преподавателем университета.

 

Когда начался Евромайдан, активно поддержал его. Он стал одним из главных организаторов молитвенного марафона «За мир и Украину», который объединил на Донбассе всех сознательных украинцев независимо от вероисповедания. Этот марафон продолжался дольше других мирных акций – даже во время оккупации.

 

Впоследствии 17 его участников были схвачены террористами, прошли подвалы и пыточные камеры, издевательства и унижения. Сам Игорь Козловский 2 года провел в плену боевиков и был освобожден благодаря обмену.


Игорь Козловский, ученый-религиовед

  

Говоря о потерях, сразу за скобки выносит материальные ценности (в Донецке остались квартира и библиотека в 10 тысяч томов). Он сожалеет о том, что не может прийти на могилы своих предков, которых знает еще с XVIII столетия. А еще – говорит об утрате иллюзий.

 

– Так или иначе, обычно думаешь про людей, которые находятся возле тебя, лучше. Но когда оказывается, что они пишут доносы, выходят выкрикивать дикие лозунги о том, что «Донбасс никогда не был Украиной», ты становишься более взрослым… – говорит религиовед.

 

 

Очевидно, именно в таком взрослении человека и нации появляются силы для борьбы и сопротивления. Ученый вспоминает, как в плену одна из смен тюремщиков постоянно включала гимн России, а заключенные демонстративно пели гимн Украины.

 

Украинское сопротивление на Донбассе не исчезло даже сейчас, говорит он. Оно лишь приобрело микроформы и стало как бы «подземной рекой» с еще большей силой, которая в любой момент может выйти на поверхность «и залить все черное, что там есть».

 

Вместе с тем Козловский обращает внимание на негативные тенденции:

 

– Мы видим не только оккупацию Донецка, Луганска и Крыма, но и изменения риторики в Украине. Нас, тех, кто прошел через это (оккупацию и плен. – ВВ), волнует сейчас то, что в Верховную Раду проходят люди, которые поддерживали сепаратизм открыто. А из тех, кто был в том сопротивлении, – никто не прошел в парламент. Это также в определенной степени вызов для гражданского общества. А это означает, что мы продолжаем стоять. Продолжаем то же всеукраинское, луганское, донецкое, крымское и любое другое сопротивление для того, чтобы Украина стала цивилизованным европейским открытым государством со зрелым гражданским обществом.

 

Сейчас Игорь Козловский продолжает просветительскую деятельность и занимается наукой в Институте философии Национальной академии наук Украины.

Правда на языке, понятном каждому

Сергей Захаров в 2014 году приобрел славу «украинского Бенкси». С приходом российского террора в Донецк он смог организовать арт-сопротивление. С группой единомышленников-патриотов создал подпольное творческое объединение «Мурзилка». С марта по август 2014 года на улицах Донецка появлялись едкие карикатуры на боевиков и их пособников.


Сергей Захаров, художник

 

– Это, наверное, самый общедоступный язык, которым можно что-то сказать. Говорю как художник: любой визуальный знак прочитывается независимо от уровня образования, культуры. Он понятен и он работает, – объясняет Сергей Захаров.


На одном из рисунков московский куратор террористических формирований Игорь Гиркин («Стрелков») подносит пистолет к виску. «Just do it!» – была подпись. В другой известной работе боевик Арсений Павлов («Моторола») изображен в образе черта со своей невестой.

 

Сергей Захаров монтирует одну из своих работ. Оккупированный Донецк, лето 2014

 

Смех – самое мощное оружие. Патриоты восхищались смелостью неизвестных тогда подпольщиков, а оккупанты разыскивали их в ярости. И таки нашли. За подготовкой очередной карикатуры Сергея Захарова арестовало «МГБ». Почти 2 месяца художник провел «на подвале». Его регулярно пытали, били, унижали и запугивали.

 

 

Спасшись из плена, Сергей Захаров выехал в Киев, где сейчас продолжает собственные проекты, в том числе – борьбу за украинский Донбасс посредством культуры. В прошлом году в свет вышел автобиографический роман-комикс «Дыра» о выживании и терроре в ОРДО. Книга вышла на украинском языке, тираж разошелся очень быстро.

 

Теперь эта книга переведена на более 10 языков мира.

 

– Нужно отпустить иллюзии, присущие обычному человеку, – тоска по родному дому, по материальным ценностям, и дистанцироваться. Благодаря этому приобретешь внутреннюю свободу, – описывает свой путь сопротивления «донецкий Бенкси».

 

Впрочем, в этом процессе, вряд ли, существует «универсальная формула» успеха и победы. Каждый выбирает ношу по себе. Но Донбасс был, есть и будет украинским дотоле, доколе есть такие патриоты, готовые рисковать, бороться и сопротивляться.

,
comments powered by Disqus
Материалы по теме: