» » "Горел даже асфальт": режиссер с мировым именем Александр Шмаль о пожаре на Луганщине и возвращении домой

"Горел даже асфальт": режиссер с мировым именем Александр Шмаль о пожаре на Луганщине и возвращении домой

Тема недели / Общество / Статьи 14-07-2020, 17:13
2 430

 

Что происходит на Луганщине после пожара: "Восточный вариант" провел один день с известным украинским режиссером


В масштабном пожаре на Луганщине по счастливой случайности не пострадал дом режиссера с мировым именем, театрального деятеля Александра Шмаля. “Досталось” хозяйственным постройкам и любовно выращенному огороду. 


Спустя неделю он вернулся туда, где совсем рядом бушевал огонь. Первыми эмоциями и воспоминаниями поделился с “Восточным вариантом”. 


 


Дождливым утром в свой дом в дачном товариществе “Волчье озеро” Александр Шмаль возвращается с одной большой сумкой и кокер-спаниелем Масей. Вместе едем на такси. За окном появляются первые обгоревшие сосны. Возле одного из столбов  — траурный венок. Тут погибла супружеская пара Олександр и Наталья Костромцовы, рассказывает Александр Николаевич. Они решили прорываться на своем авто через огонь, но задохнулись, не доехав несколько метров до трассы.


“Впрочем, и трасса не была спасением. Тут все было объято огнем, где-то даже горел асфальт”, — добавляет режиссер. 



“Я знал эти кусты картофеля по именам”


Останавливаемся возле небольшого двухэтажного дома. В отличие от остальных садоводов, Александр Николаевич тут живет не только летом, а постоянно уже два года. 


Осматривает нанесенный урон — огонь уничтожил хозяйственные постройки: душевую, кладовку и туалет. Сгорел и дымоход булерьяна, которым отапливается дом. Само здание уцелело чудом. 


“К счастью, не успели достроить теплицу, не купили на нее дорогущий полиэтилен. А вот полностью сгорел виноград, очень вкусный, вот даже грозди висят. Зато дом белый — виноград принял удар, принес себя в жертву. Вот дерево сгорело, но ничего страшного. На осень у нас вместо него заказано 18, включая декоративные. Слава богу, что весной не посадили. В питомнике отговорили: сказали, лучше перед первыми морозами. И деревянный забор тоже не успели поставить. Иначе бы тоже сгорел”, — рассказывает Александр Николаевич.


 


С особой горечью смотрит режиссер на свой огород. Впервые решил попробовать себя в качестве дачника, посадил картофель, помидоры, перец, видны на грядках салат и базилик. Впрочем, некоторые кусты уцелели, их еще можно спасти. Хотя подошедшие спасатели, которые разбирают завалы, отметили — картофель под землей, наверняка, уже печеный. 


“Самое обидное в моей истории, что я впервые в жизни занялся садоводством. Молясь на каждое растение. Я их по именам знал эти 120 кустов картофеля, 52 куста помидоров, 7 кустов огурцов. Каждое утро у меня был обход в 5-6 часов, с огромным удовольствием поливал”, — сетует режиссер. 


 


“Это был кошмарный сон”


Внутри дома ничего не пострадало. На посуде лишь видны следы гари. Александр вспоминает, как все начиналось. 


Пожар неподалеку от дачного товарищества начался 6 июня. Тогда было несколько очагов, но к вечеру огонь полностью потушили. 7 числа события развивались стремительно. Сам режиссер успел уехать, когда пламя бушевало уже на его улице, до дома оставалось несколько десятков метров. Вещи собирал в смятении, даже не подумал спасать зимнюю одежду. 


“Я на часы не смотрел, если честно. Часов в 9 или 10 опять начинается пожар, 5 очагов. Через 7-8 минут огонь уже был на улицах. Уезжали соседи, я решил уезжать с ними. Я выскочил через 30 секунд. Я не взял свою швейцарскую куртку эксклюзивную, пончо с Аляски даже не подумал искать. Свитера вот все на месте. Но в состоянии аффекта бросился искать белье. Попутно нашел и забрал документы. В общем схватил сумку. Голова вообще не работала, не мог найти ручки. Взял под мышку ее, под вторую руку Маську (собаку — ред.)”, — вспоминает режиссер. 


 


Уже в Северодонецке Александр заметил, что забыл свои книги — у него изданы 3 книги, каждая в одном экземпляре. Успел расстроиться, но потом оказалось, что схватил их “на автомате” и пропажа обнаружилась на самом дне сумки. Сразу же в ужасе начал смотреть в соцсетях фотографии пожара. Решил, что его дом уже сгорел. Подробности узнавал от соседей.


“Это было как в страшном сне. Позвонила Оксана, она со мной прощалась. У нее джип, она могла уехать, но она мне со слезами сказала: я решила не уезжать отсюда, пока последний садовод не будет эвакуирован. У нее муж, дети, а сзади в багажнике две канистры дизельного топлива. Они их тут не могли выбросить, с ними поехали. А никто тогда не собирался заниматься никакой эвакуацией. Люди прорывались на своих машинах”, — делится он. 


Во время беседы обнаруживаем неприятный сюрприз — света так и нет, хотя электроснабжение должны были восстановить накануне. Собственно, поэтому Александр Николаевич и решил вернуться в “Волчье озеро”. 


  


Прогулка по пепелищу


Пока нет разъяснений от руководства товарищества, идем посмотреть, как выглядят соседние улицы. Для Александра после пожара это первая прогулка тут, он приезжал раньше только на 10 минут, посмотреть на дом. Сейчас по знакомым дорогам идет с замиранием сердца. 


Дачи выгорели неравномерно, и рядом с полностью разрушенным зданием может красоваться полностью целый домик. В воздухе витает стойкий запах гари. По обгоревшей траве, уже черная от лап до ушей от золы, бегает Мася. Режиссер то и дело показывает на одну из дач и рассказывает, какие прекрасные люди тут живут. В его голосе звучит боль.


 


“Ой-ой-ой, Надин участок. Один из лучших садоводов, прекрасный сад был. Мы вот прошли сейчас, я как бы зафиксировал, “сфотографировал”. А ночью буду лежать и буду все эти картинки вспоминать вместе с людьми, которые вкладывали все свои силы и энергию. Я должен был все это увидеть. Как говорил Янковский в “Ностальгии”: живу я здесь”, — говорит Александр Николаевич.


 


Помощь от десятков не/знакомых людей


Себя же режиссер пострадавшим не считает. Настроен оптимистично и планирует к зиме все восстановить. 


Парадоксально, отмечает, но именно пожар “сделал ему имя в Украине”.


“Впервые за всю мою театральную жизнь — а это более 40 лет — мне помогли мои театральные коллеги со всей Украины. Через Фейсбук узнавали, просили номер карты, присылали деньги. Из-за всех этих событий у меня резко ухудшилось зрение, я заказал новые очки. Эта помощь очень пригодилась. А теперь хватит денег и на то, чтобы частично что-то восстановить. Ну и обещают и государственную поддержку, но только на восстановление недвижимости”, — рассуждает режиссер.


 


После прогулки Александр Николаевич все же дозванивается до руководства дачного товарищества. Успокоенный обещаниями до вечера восстановить электричество, принимает решение остаться в своем доме. И закрывает за мной входную дверь — символично, что пока это все, что осталось театра "Art & Гарт". Огонь ее не тронул. 


Анастасия Дашко, Восточный Вариант, фото автора

,
comments powered by Disqus
Материалы по теме: