» » “Хочется не пропаганды, а правды”: как переселенец из Луганска создает Книгу памяти всех погибших на Донбассе

“Хочется не пропаганды, а правды”: как переселенец из Луганска создает Книгу памяти всех погибших на Донбассе

Тема недели / Общество / Статьи 8-07-2020, 19:44
1 162

 


В “Книге памяти” сейчас 4496 историй. Из них 4104 — это мужчины, 393 женщины и 194 ребенка


Истории погибших военных и мирных жителей, их фотографии и воспоминания родных. И, наверное, впервые в Украине, — разговор о потерях по обе стороны линии разграничения. Уже четыре месяца общественная организация “Мирный берег” и ее руководитель Геннадий Щербак работают над созданием “Книги памяти всех погибших на Донбассе”. 


Почему проект важен — узнал “Восточный вариант”. 


Сегодня они могли бы отмечать свой день рождения…


“Книга памяти” — пока что онлайн-проект. На первой же странице она встречает посетителя фотографиями и заголовком “Они бы праздновали день рождения сегодня”.


8 июля. Ариза Бинти Газали Тамби. Сегодня ей бы исполнилось 52 года. У многодетной матери было три страсти: Аллах, семья и соцсети. Евгений Бурко: сегодня ему могло быть 29, но жизнь спецназовца ВСУ оборвалась во время нападения на колонну военной техники, когда ему было 22 года. На фото он улыбается рядом с женой и маленькой дочерью. Ване Куличко сегодня исполнилось бы 7 лет. Наверное, он бы готовился к школе. Но Ваня погиб в 2014 году от осколочного ранения и успел прожить только три недели после своего первого дня рождения. 


 


В “Книге памяти” сейчас 4496 историй. Из них 4104 это мужчины, 393 женщины и 194 ребенка. Есть интерактивная карта, на которой можно посмотреть, где каждый человек родился и где погиб. О ком-то есть воспоминания родственников, где-то нет даже фотографии. Информацию все еще собирают по крупицам и дополняют. Главную цель проекта отражает эта цитата с его сайта:


“Потери громадны, как в масштабах городов, регионов, стран так и всего мира в целом и наша главная цель – донести до мирового сообщества суть этого тяжелейшего урока. Каждая жизнь бесценна, утрата невосполнима, боль неугасима, но память вечна и надежда горит в наших сердцах – и пусть это пламя будет вечно, дабы ничего подобного больше не повторилось никогда!”


 


Данные о погибших, раненых и пропавших без вести “Мирный берег” собирал с начала боевых действий. В их базе более 30 тысяч имен и историй по обе стороны линии разграничения. Брали данные из открытых источников, общались с родственниками, обменивались информацией с СБУ, военной прокуратурой, Нацполицией. Вот лишь одна из историй 13-летнего Кирилла:


“Мама вместе с двумя детьми переходила дорогу, когда послышался свист мины. Кто-то крикнул: “Ложись!“. Тринадцатилетний Кирилл Сидорюк накинулся всем телом на сестру Танюшку и спас ей жизнь, приняв на себя все осколки, за исключением одного.


“Я шла впереди, следом за мной Кирилл, а на расстоянии вытянутой руки Таня. Случайно упасть он не мог. Он намеренно накрыл её собой”, — рассказывала Оксана Буракова, мама мальчика”.


Гибнут спортсмены, художники, поэты


Идея создать именно книгу памяти возникла в 2015 году. Сперва хотели сделать книгу памяти погибших из Луганской области. Но потом решили основать более обширный проект. 


"Хотелось сделать не книгу мертвых, а книгу воспоминаний. Мы к этому стремимся. Сделать упор на людей. Мы заметили, когда начали собирать информацию, у нас мало пишут именно о людях. О самом человеке, о его ценности для семьи, для страны, общества. У нас все либо "сепары", либо "укропы", либо вообще какие-то "недолюди". Нам захотелось восстановить эту справедливость. Показать каждую гибель как потерю для  семьи, общества, страны и мира. Делали упор на эту ценность человека", — рассказывает Геннадий Щербак. 


Во время работы, добавляет Геннадий, обнаружили, что многие из погибших были чемпионами в разных видах спорта, имели достижения в области искусства. Например, работы полтавского художника и реставратора Валерия Боняковского хранятся в частных коллекциях 34 стран мира. Валерий погиб под Донецком во время минометного обстрела. 


 


"Из последнего недавно был день памяти Василия Слипака, оперного певца мирового масштаба. Если говорить о спорте – это Тимур Юлдашев, которого я знал лично. Он был чемпионом Европы по пауэрлифтингу. Думаю, в конце мы сможем показать полную картину, сколько Украина потеряла людей. У нас есть информация почти о 13 тысячах погибших. В "Книгу памяти" внесли 4 тысячи. Еще работать и работать", — рассказывает Щербак.


Сейчас с Геннадием над книгой памяти работают два человека. Плюс еще один программист. Нередко родственники погибших сами выходят на связь, благодарят или сообщают уточненную информацию.


 


“Это живет внутри и наносит раны”


Сам же Геннадий о себе рассказывать не очень любит. До войны в Луганске у него была строительная компания, занимался фасадами и кровлей. У него большая семья — пятеро дочерей. О работе с информацией даже не помышлял, но вмешалась война. Новую деятельность начал осваивать, когда семья обосновалась в Луцке. 


 


“В 2014 году у нас была проукраинская позиция. В один “прекрасный” момент пришлось собрать детей и уехать в другой конец страны. Оставили квартиру, все, что зарабатывалось целую жизнь. С двумя сумками и четырьмя детьми (пятая дочь Соломия родилась уже в Луцке) мы уехали из дома и по сегодняшний день никак не можем вернуться. У меня в Луганске осталось много друзей, знакомых. Я не могу, как некоторые “а-ля патриоты”, огульно сказать, что они недолюди. Я с ними прожил всю жизнь. Я видел, что там творилось, и знаю, кто и какие люди остались. Я продолжаю верить, что это все закончиться”, — делится Геннадий.


Геннадий ждет того момента, когда в его книге памяти перестанут появляться новые страницы. Хотя, говорит, пока нет даже предпосылок. Продолжают погибать военные, гибнут мирные жители. Уже вдали от войны, ее “эхом” умирают люди под мирным небом. Люди, которые там посмотрели смерти в глаза, теряли близких и друзей. 


 


“Это просто так не проходит. У меня есть знакомые, которые там были и очень тяжело это пережили. Они потом умирали от инсультов, инфарктов. Ни от мин, ни от обстрелов. Но тоже от войны. Мы эти последствия видим каждый день. Оно никуда не уходит, не забывается. Это живет внутри и наносит очень большие раны. Для некоторых, к сожалению, смертельные. Даже если сегодня все закончиться, еще много лет —  может, десятилетия, —  мы будем ощущать эти последствия. И хочется правды. Не пропаганды с той или другой стороны, а просто правды”, — рассуждает он.


“Книга памяти” пока исключительно онлайн-проект. В этом есть и свои плюсы: можно прямо на сайте добавить данные о человеке или какую-то дополнительную информацию. И абсолютно волонтерский. В него не вложено ни одной копейки. 


Если найдутся спонсоры, в будущем хотели бы книгу памяти опубликовать. Но на это, говорит Геннадий, нужна значительная сумма. Помочь проекту можно тут. 


Анастасия Дашко, Восточный вариант. Фото предоставлены автором, скриншоты с сайта

,
comments powered by Disqus
Материалы по теме: