» » Битва за умы и сердца: как работает “Восточная правозащитная группа”

Битва за умы и сердца: как работает “Восточная правозащитная группа”

Тема недели / Общество / Статьи 1-07-2020, 13:45
591

 


Защищают права людей на Донбассе, помогают выбраться из плена, рассказывают правду о происходящем в ОРДЛО и просто ужасно раздражают оккупантов — уже шесть лет так работают юристы “Восточной правозащитной группы”. Накануне очередной годовщины они получили от властей квазиреспублик очередное “звание”. За что и какое — узнавал “Восточный Вариант”. 


Восточную правозащитную группу в 2014 году создали юристы-переселенцы. Объединились, чтобы максимально противодействовать нарушению прав человека в зоне военного конфликта и — особенно — на временно оккупированной территории. И успешно этим занимаются практически с первых дней и в самые горячие фазы АТО/ООС.


Основателем стал юрист, правозащитник и профсоюзный деятель Павел Лисянский (сейчас он занимает должность уполномоченного омбудсмена на Донбассе). Возглавляет организацию юристка из Дебальцево Вера Ястребова. 


Вернуть не территории, а людей 


Начиная с 2014 года команда «Восточной правозащитной группы» открыла общественные приемные в Дебальцево, Углегорске, Светлодарске, Торецке. Но из-за активных боевых действий в Дебальцево и Углегорске офисы организации были уничтожены. 


Сейчас главный офис находится в Лисичанске. “Восточная правозащитная группа” сотрудничает с Генеральным консульством Германии, немецкой неправительственной организацией “Капанамур”, Посольством Швейцарии в Украине, Европейским фондом за Демократию, Фондом Розы Люксембург. 


 

Фото Восточной правозащитной группы


Основные направления работы:

  • Адвокация и продвижение прав человека на региональном и национальном уровнях;
  • Юридическое консультирование и правовая помощь лицам, чьи права нарушены;
  • Мониторинг и документирование нарушений прав и свобод человека;
  • Защита прав человека через переговорный процесс и диалог;
  • Правозащитный органайзинг (создание новых правозащитных инструментов);
  • Примирение и социальное сплочение, развитие и социального диалога на региональном уровне

 

Фото Вера Ястребова


За этими сухими, написанными юридическим языком строками — тысячи людей, получивших помощь. Точную статистику не ведут, говорит руководитель “ВПГ” Вера Ястребова, ведь многие “адресаты” живут на неподконтрольной территории и сотрудничают  украинскими правозащитниками анонимно. Ситуации, с которыми обращаются, самые разные — это и помощь в пересечении КПВВ, оформлении документов, защита прав и интересов в суде, поиск родственников, которые находятся в плену.


“Алгоритмы наших действий направлены на реинтеграцию не только территорий, оккупированных РФ через так называемые “ЛНР” и ДНР”, а на реинтеграцию прежде всего людей. Мы многим помогали, и через эту непосредственную связь и поддержку мы “обросли” достаточно широкой сетью информаторов. Мы делаем все для того, чтобы эти люди оставались в безопасности.  Мы пережили лично каждый на своем опыте, когда к нашим знакомым, соседям, по адресам прописки пытались выявить тех, кто передает нам информацию. Мы должны понимать, что если бояться каждый день и ничего не менять, не показывать реальную ситуацию там, то процесс реинтеграции не состоится в обозримом будущем. Мы должны думать о людях, которые остались на неподконтрольной территории с адекватной проукраинской позиции, с пониманием особенностей военного конфликта”, — рассказывает Ястребова. 


Как бельмо в глазу для оккупантов


Недавно так называемое МГБ “ЛНР” публично объявило “Восточную правозащитную группу” иностранным агентом влияния. Так оккупанты отреагировали на то, что правозащитники освещали шахтерские протесты в оккупированных городах Луганщины. 


 


 


“Шахтерские протесты вспыхнули в июне в Антраците. Наш основатель Павел Лисянский в прошлом  — горный инженер, он сам работал там на шахте “Никанор-Новая”. По сохранившемся связям с трудовыми коллективами, с отдельными людьми он поддержал этот протестный потенциал, скоординировал действия рабочих.


 

Фото Восточной правозащитной группы


Тут нет политического подтекста, нас волновал момент огласки всей ситуации. Мы знаем, что шахтеров, которые принимали самое активное участие в протестах, неоднократно допрашивали, в том числе на предмет связей с “ВПГ”.  Отсюда такие громкие заявления власти боевиков. Возможно, это делается для того, чтобы в будущем запугивать людей, препятствовать получению информации и нашей работе в целом”,  — рассказывает правозащитница. 


Украина могла использовать с пользой для себя протестные настроения в ОРДЛО, подчеркивает Вера Ястребова. 


Людей, ставших заложниками, нужно освобождать от агрессора различными дипломатическими инструментами, в рамках переговорного процесса, опровергать заявления так называемых официальных лиц квази республик. 


 

Фото Восточной правозащитной группы


“Мы не имеем права обвинять шахтеров, которые остались на неподконтрольной территории. Это те рабочие, которые сделали выбор не идти в МГБ, не идти в так называемые правоохранительные органы оккупантов, не идти в боевики. Они остались на своих рабочих местах, чтобы обеспечить куском хлеба себя и свои семьи. Можно было бы больше проявить солидарности. Но кто ее будет проявлять? Достаточного интереса лиц, принимающих решения, в этом вопросе не прослеживалось”, — подчеркивает Ястребова.


Такие обвинения от оккупантов правозащитникам слушать не впервой. В 2016 году отчет “ВПГ” “ГУЛАГи Путина” о тюрьмах на оккупированной территории подхватили многие СМИ, в частности ВВС. Фейковые власти тогда вылили на юристов немало клеветы. 


Правозащитники же в дальнейшем помогали освободиться из тюрем ОРДЛО Александру Ефрешину и Теймуразу Нихотину, незаконно удерживаемым оккупантами Марии Чуйковой и Сергею Русинову. 


 

Фото Восточной правозащитной группы


“Это был подход “точечного действия”. Помимо информирования о ситуации в местах лишения несвободы с нашими людьми, мы проводили открытые адвокационные кампании. Проводили акции и под посольством РФ, и под консульством в рамках защиты Марии Чуйковой. Делали все для того, чтобы ее включили в списки на обмен, чтобы она вернулась к своим детям, которые тоже переселенцы и выехали из Горловки”, — вспоминает Ястребова.


“Нить всё тоньше” — о противодействии пропаганде


Пропагандисты РФ на оккупированной территории ведут активную работу, и реальные события с каждым годом приобретают вымышленные оценки, подчеркивает Вера.  Людям пытаются навязать новые идеалы, которые  ничего — кроме геополитических имперских амбиций Кремля — за собой не несут. 


 

Фото Восточной правозащитной группы


“Можно бесконечно работать над производными агрессии РФ. Наша задача понимать —  какую враг проводит работу на нашей территории. Для того, чтобы разрабатывать продуктивные механизмы реинтеграции. К сожаление, когда мы слышим отдельные информационные акценты украинских политиков или общественных деятелей, складывается впечатление, что они с трудом представляют реалии. в которых находятся люди. Отдельные заявления только разрывает ту нить, которая еще до конца не порвалась, но тоньше и тоньше с каждым днем. Например, это заявления об усилении экономической блокады ОРДЛО. Территория без людей — это не часть нашего государства. Россия забрала территорию, где был промышленный комплекс, успешные ВУЗы, предпринимательские ячейки. Они разграбили недра, вырезали предприятия на металл, многие люди выехали. Но кто-то был вынужден остаться. Мы должны понимать, что всю карательную машину курируют исключительно ставленники Кремля”, — говорит Вера. 


Для противодействия пропаганде правозащитники собирают информацию, анализируют ее и публикуют мониторинги. Один из волнующих вопросов — отмена изучения украинского языка в школах ОРДЛО. Таким образом в перспективе выпускники не смогут поступать в украинские ВУЗы.


 

Фото Восточной правозащитной группы


“И как молодые специалисты они будут интегрированы куда? В Российскую Федерацию. Детям включают гимн по два раза в день —  поверьте, этого достаточно. Из каждого “утюга” им искажают информацию. На черное говорят белое. Мы должны понимать, какие альтернативные меры разработать, чтобы нивелировать это воздействие”. — резюмирует Вера Ястребова. 


Как связаться с “Восточной правозащитной группой”


+38 099 260 3 507

[email protected]  

facebook.com/east.hr.group


Анастасия Дашко, Восточный вариант

,
comments powered by Disqus
Материалы по теме: