» » Руководитель луганского «Мемориала» Юрий Енченко: Вся правда о массовых репрессиях в Луганске неизвестна до сих пор

Руководитель луганского «Мемориала» Юрий Енченко: Вся правда о массовых репрессиях в Луганске неизвестна до сих пор

Аналитика 17-02-2014, 16:55
1590

В 1977-м луганский школьник Юра Енченко, прогуливая с друзьями уроки, оказался на территории, реконструируемой под новый парк (ныне Сквер Памяти). В отвале свежевырытого котлована он увидел кучу человеческих черепов и костей. Увиденное тогда перевернуло его жизнь – задорный советский новострой вытащил на свет божий вытесненную коллективным разумом луганчан страшную правду – нынешний центр Луганска находится на месте массового захоронения репрессированных в 30-40-х годах.


В 1990-м Юрий Енченко становится одним из основателей луганского общества «Мемориал», занимавшегося восстановлением исторической правды. После того, как информация о коммунистическом терроре стала дозированно сообщаться советским гражданам в рамках «перестройки и гласности», он подумал, что настало время рассказать о собранных им материалах. Но система даже в период своей агонии не желала расставаться со своими «скелетами в шкафу».


В 2014-м Юрий Иванович Енченко констатирует, что правда по-прежнему находится далеко – в недрах архивов спецслужб. А общество предпочло закрыть глаза и забыть о том, что происходило в Луганске в те страшные годы.


…Юрий Енченко демонстрирует череп одной из безымянных жертв сталинского террора – пулевые отверстия на затылке, треснувшая лобная кость. «Стреляли из мелкого калибра, 5,6 миллиметров. Из этого черепа я вытряхнул две пули. От более крупного калибра лобовая кость вылетает». Рассказывает об этом с видимым спокойствием. За время своей поисковой работы Енченко повидал многое…

 

Мы встретились с Юрием Енченко у него дома. У «Мемориала» нет возможности иметь офис, поэтому весь свой архив Енченко хранит в квартире – самодельную карту-схему мест расстрелов, уникальные фото с мест раскопок и акций «Мемориала», плакаты эпохи Перестройки… Сегодня вся деятельность организации, по сути, сводится к энтузиазму самого Енченко и нескольких его единомышленников.

 

В свое время Юрий Иванович был среди тех, активистов, которые заставили власть заняться расследованием сталинских преступлений на Луганщине. Он же занимался поиском мест захоронения жертв расстрелов.

 

Главные из них – это Сучья балка и бывшее Гусиновское кладбище. «Расстрелянных в Сучьей Балке поначалу пытались списать на немцев. Однако расследование, которое проводилось областной прокуратурой в 1990 году, подтвердило факт захоронения жертв массового террора НКВД. Тогда допросили четырех остававшихся в живых палачей, они и указали эти места (Сучью балку и Гусиновское кладбище). Один из палачей жил в Камброде, мне следователи рассказывали – «скользкий тип», участие в расстрелах он отрицал, несмотря на показания его бывших сослуживцев, но согласился указать места захоронений. В Сучьей балке трупы закапывали в братских могилах с 1937 до 1942 год. Самые ранние найти так и не удалось», - говорит Юрий Енченко.

 

Пик террора в Луганске пришелся на октябрь-ноябрь 1938-го, за это время было казнено свыше тысячи человек. Это были партийцы, заподозренные в «троцкизме», местная интеллигенция, раскулаченные крестьяне, представители дореволюционных привилегированных классов, обычные граждане, попавшие под каток репрессивной машины, из-за неосторожных высказываний или «связей с врагами народа». Многие были репрессированы по национальному признаку: представителей нацменьшинств - немцев, поляков, болгар - поголовно объявляли шпионами.

 

Точное количество репрессированных в Луганской области до сих пор неизвестно. «В сборниках «Реаблитированы историей», где собраны имена репрессированных луганчан, фигурирует почти 30 тысяч человек. Дела реабилитированных в законном порядке еще в начале 90-х были переданы в областной архив. Но это только часть – информация о тех, кто не был реабилитирован, по-прежнему находится в архивах СБУ и засекречена. Но и к делам реабилитированных нет доступа – родственникам не дают ознакомиться с ними. Показательный случай – луганский политик Николай Песоцкий обратился в областной архив, чтобы досконально узнать судьбу репрессированного деда .Тот был раскулачен, а затем расстрелян в 1938 году. Ему отказали, и он добивался своего права в суде», - рассказывает Юрий Енченко.

 

Еще более интересна судьба уголовного дела №9003, в рамках которого расследовались массовые репрессии в Луганске. Оно просто исчезло.

«Я по этому делу прохожу как свидетель, давал показания о найденных местах массовых захоронений. КГБ официально признало факты расстрелов, а сейчас уголовного дела нет. По официальным данным: уничтожено за сроком давности. У меня есть своя версия – дело вернули в архивы спецслужб, власти по-прежнему боятся правды», - убежден руководитель луганского «Мемориала».


Енченко общался со многими жертвами террора, прошедшими через ГУЛАГ. Он отмечает, что эти люди отличались твердой моральной выдержкой. «У нас был такой Чередниченко Василий Андреевич, он отсидел 17 лет в сталинских лагерях, и был активным мемориальцем. Умер в 1997 году», - говорит Енченко. Всего на начало 90-х годов в Луганской области, по данным Енченко, жило около 5 тысяч таких людей, на данный момент большинство из них уже ушло из жизни.


Люди, ставшие жертвами системы в послесталинский период, менее активно интересовались деятельностью «Мемориала». Бывали и печальные курьезы. «Приходила в «Мемориал» одна женщина, пострадавшая в брежневские годы за «длинный язык», села на год за антисоветские высказывания. Но я когда с ней общался, было видно, что она неадекватная, да и проблемы с алкоголем, она потом еще какого-то уголовника убила», - вспоминает Юрий Енченко.

 

Активная деятельность «Мемориала» уже стала достоянием истории. Сейчас Юрий Енченко характеризует деятельность своей организации одним словом - «выживаем».

 

«По СССР было 220 отделений «Мемориала», это была крупнейшая оппозиционная организация, миллион членов, но после 1991 года люди стали уходить в другие движения, партии, отходить от дел. Последний раз я был на конференции мемориальцев в Москве в 2002 году, на тот момент на постсоветском пространстве действовало всего 90 обществ, из них в Украине 10, в том числе и наш, луганский «Мемориал». Мало осталось тех, кто бы это тащил, как я. Денег не платят, все на энтузиазме, а на нем далеко не уедешь. У центрального, московского «Мемориала» есть гранты, они могут позволить себе содержание музея жертв репрессий, издание газет», - делится своими проблемами Юрий Енченко.


Между тем работы для «Мемориала», в Луганской области предостаточно - убежден Юрий: «Во-первых, надо продолжить поисковую работу, вся правда о массовых репрессиях до сих пор неизвестна. Во-вторых, есть еще огромный пласт информации по жертвам Голодомора, которой у нас занимаются исследователи, но осталось еще много неизвестного, а надо торопиться, пока живы последние свидетели этого преступления режима. К тому же в самом Луганске есть места захоронения жертв голода, так как селяне бежали в город и их хоронили в братских могилах. В-третьих, необходимо увековечить память жертв Сучьей балки. Я несколько раз делал деревянные кресты, их ломали. Железный крест, который Песоцкий установил, срезали. Там нужен полноценный памятник из гранита».

 

В тоже время Юрий Енченко признает, что общество так и не осознало до конца произошедшего в 30-е годы: «Помню 7 ноября 1990 года, идут колонны на октябрьскую демонстрацию, нас, мемориальцев, стоит десять человек с плакатами о жертвах сталинских репрессий. Мимо нас идут, все на нас плюются, ругаются матом, бросаются подвыпившие мужики. Более всего обидно было, что все эту мерзость слушали наши активисты, прошедшие сталинские лагеря. С того времени мало что изменилось в восприятии луганчан. Также травят несогласных, всем на все наплевать. Да и у власти методы остались прежними – посмотрите, что в стране творится – протестующих на Майдане бьют, похищают. Но я не сдаюсь, буду продолжать свое дело, сколько хватит сил».


…Каждый год Юрий Енченко ездит поминать погибших во время террора в Сучью балку.

Константин Скоркин, специально для «Восточного варианта»,
comments powered by Disqus
Материалы по теме: