» » Русскоязычная литература в Украине: симбиоз или отчуждение?

Русскоязычная литература в Украине: симбиоз или отчуждение?

Аналитика 5-02-2010, 15:15
3015

Известный российский литературный критик Лев Данилкин в своей недавней статье посвященной «разбору полетов» русской литературы 2000-х в числе главных ее проблем назвал плохую «конвертируемость» русской изящной словесности на мировом рынке. „Всем очевидно одно тревожное обстоятельство: современная русская литература неконвертируема; даже самые серьезные здешние землетрясения никак не регистрируются сейсмографами на главном литературном рынке планеты — англо-американском. Два исключения — Акунин и Лукьяненко — характерно-жанровые, поэтому ничего особо не меняют. Русские-авторы-никому-не-нужны, точка”, - пишет критик.

 

И это пишется о литературе, наследнице великих традиций, богатой и в современности многими славными именами! Что же тут говорить об украинской литературе, о существовании даже наиболее ярких ее представителей, кажется, не догадываются даже на родине.

 

Но вот мнение другого русского критика Лизы Новиковой. Рецензируя переведенную на русский язык книгу харьковчанина Сергея Жадана, она с плохо скрываемой завистью пишет, что мало кто из российских авторов пишет так близко к современной европейской эстетике. «Красный Элвис» известного украинского писателя Сергея Жадана — образец европейской прозы, не всегда достижимый для молодых российских авторов», - констатирует Новикова.

 

То есть выходит, что мы все-таки ближе к Европе, чем россияне? Что же происходит с украинской литературой? Она востребована Востоком и Западом или остается этнографической диковиной? И, наконец – на каком языке ее создают современные авторы, учитывая сложную языковую ситуацию в стране?

 

Собственно нынешняя ситуация в украинской литературе является зеркалом государственной гуманитарной политики, ибо рынок Украины не являясь слишком обширным не в состоянии самостоятельно урегулировать ситуацию, как в той же России, где огромные тиражи даже для элитарной прозы норма, а не исключение.

 

В 90-е годы, когда в Украине было, мягко говоря, не до литературы, большинство украиноязычных авторов жили на иностранные гранты и их больше знали в Европе, чем на родине (тогда и возникла европейскость современной украинской литературы). По мере улучшения экономической ситуации в стране и появления издательского бизнеса, украиноязычные издатели и авторы взяли круговую оборону: украинская литература возможна только на государственном языке, а русскоязычная литература Украины – нонсенс и проклятое наследие империи. В результате все живущие в Украине русскоязычные авторы полностью переориентировались на Москву.

 

Последний приступ языкового «штурм унд дранга» совпал с «оранжевой революцией», к победе которой немало усилий приложили и украинские писатели. Интерес к украинскому слову вырос неимоверно, как внутри страны, так и за ее пределами. Однако когда революционная эйфория поутихла, то стало ясно, что Украина остается страной, в которой значительное число людей, говорит и читает по-прежнему на русском языке. Да и объемы внутреннего рынка не возросли. Поэтому к концу десятилетия прежние радикальные оценки относительно будущего русскоязычной литературы в Украине сменились на более взвешенные. Уже упоминавшийся Сергей Жадан говорит: «Знаете ли, это как Крым. Ясно, что к Украине он никакого отношения не имеет, а попробуй его брось теперь. В Украине живет несколько очень сильных русскоязычных писателей, мне иногда кажется, что в России их меньше», а его коллега Александр Ирванец отмечает: «Формируется русскоязычная литература Украины, которая отличается от русской».

 

В тоже время десятилетия неопределенного существования русскоязычных писателей, без господдержки и официального признания пошли ей на пользу - литературоведы Ростислав Мельников и Юрий Цаплин писали по этому поводу: «Маргинальная позиция в культуре, как известно, порой оказывается передовой и, в конечном счете, продуктивной; анклавное, практически лишенное чьей бы то ни было серьезной поддержки, а значит, максимально честное существование русскоязычной литературы в Украине ценно уже как минимум этой беспощадной честностью».

 

За последние годы в России, в число популярных, как среди продвинутой публики, так и критики вышло большое число русскоязычных авторов из Украины, публикуемых российскими издательствами  – гангстер-интеллектуал из Киева Владимир «Адольфыч» Нестеренко, автор романа ужасов «23» Игорь Лесев, житель Днепропетровска Дмитрий Савочкин, воспевший донбасский характер в книге «Маркшейдер». Есть и более масскультовые примеры – «харьковская школа» фантастики (Валентинов, Олди и т.д.), да и наш земляк, луганский баталист-футуролог Глеб Бобров со своим сценарием гражданского конфликта в Украине не остался не замеченным в России

 

С другой стороны – анклавное существование русской литературы в Украине привело к отчуждению русскоязычных авторов от собственной страны. Для их произведений характерно если не откровенно враждебное, то уж точно равнодушно-отстраненное отношение к Украине. Украинство воспринимается ими как некая чуждая стихия, либо злобно-националистическая, либо хуторянско-сельская, так же как в произведениях украиноязычных писателей, носителями русского языка оказываются представители «блатняка и попсы».

 

Преодолеть это обоюдное отчуждение поможет только взаимное признание двуязычия Украины, но не на уровне политиков, их вмешательство только испортит ситуацию, а на уровне художественных элит. Более того, выскажу предположение – автор который первым напишет полноценный ДВУЯЗЫЧНЫЙ роман, что называется, «сорвет кассу» и войдет в историю Украины. Пока же обе стороны присматриваются к друг другу, иногда с удивлением осознавая, что живут в одной стране. 

 

Константин Скоркин

 

 

 

 

 

 

,
comments powered by Disqus
Материалы по теме: